Главные черты верующих

ВНИМАНИЕ! Эта статья может глубоко оскорбить ваши религиозные чувства. Я предупредил. Если вы их не имеете или же согласны на их оскорбление, то прошу.


Интересно, накладывает ли так называемая вера в бога свой отпечаток на личность религиозного человека? Существуют ли общие, объединяющие качества у сторонников религий?

Основа любой религии – это определённый набор идей. Поскольку эти идеи не являются единственными возможными для принятия, то у каждой религии возникает необходимость как-либо защищать свои собственные идеи. То есть, повышать их выживаемость в конкурентной борьбе с другими, будь то идеи других религий или же дарвинизм.

Но, в отличие от дарвинизма, идеи религий НЕ имеют доказательных оснований*. Поэтому религии вынуждены прибегать к другим способам выживания их идей. Выживания в пространстве человеческого сознания.

В целях продолжения собственного существования каждая религия возводит свои основные идеи в статус неоспоримых, незыблемых постулатов – догматов, заповедей и табу. И всясески старается методично прививать их. Нередко это делается с раннего детского возраста, то есть, с того периода развития человека, когда он наиболее доверчив и с наименьшей критикой воспринимает услышенное от взрослых особей. Вера носителей религиозных идей в правильности лишь одного их набора  – одна из составляющих успеха выживания религий!

Но есть и другая составляющая. Религиозное воспитание формирует глубоко личное отношение человека к религиозным идеям. Оно тонко играет на свойственной людям склонности к эгоизму, прививая им идею о том, что ваш персональный пропуск в райский сад, в вечную жизнь или объятья всевышнего (и к прочим религиозным утопиям) лежит через строгую персональную преданность этим идеям. Поэтому не стоит удивляться тому, что каждый верующий будет воспринимать критику идей своей религии как личное оскорбление.

Я уже писал тут о том, что склонность привязывать свою персону к неимеющим к ней непосредственного отношенния объектам – черта людей, лишённых индивидуальности. Впрочем, любая религия – это вовсе не та идеология, чтобы её воспитывать.

Уверенность в правильности лишь одних идей и воспринимание их критики как личное оскорбление – это хорошие предпосылки для появления агрессивной религиозной нетерпимости.

Нетерпимость к другим точкам зрения, ко всем, кто думает иначе, – это то, на чем зиждиться любая религия, включая миролюбивое христианство. Возможно, сам Иисус имел в виду именно это, когда говорил так:

Сказываю вам, что всякому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет; врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте предо мною. (От Луки, гл. 19. ст 26-27)

Верующие защищают идеи своей веры с тем же усердием, с каким колония бродячих муравьёв защищает свою королеву. Потому что крах этих идей означает верную смерть всех колоний религиозного сообщества.

Итак, первая черта верующих – воинственная нетерпимость. Ну а невозможность  (ещё бы!) отказаться от своих идей даже в присутсвии доводов, их опровергающих, я расцениваю как форму невменяемости. Нетерпимая и агрессивная невменяемость – очень распространённое качество религиозников. Я нахожу его совершенно омерзительным, однако не советую вам лично пытаться переубеждать боговерцев. Вы рискуете стать объектом физического насилия.

Кстати, у нетерпимости к другим идеям есть одно важное следствие – ограниченность и невежественность. Искоренение невежества подразумевает образование, которое есть ни что иное, как получение новых идей. Правильно, куда там верующим до новых идей, когда их узкое сознание озабочено бдительной охраной старых! Верующие могут проявлять поразительную неосведомлённость в естественных науках.

По правде говоря, иногда встречаются всесторонне образованные верующие люди, признающие дарвинизм и эволюцию звёзд. Но это редкое исключение, не меняющее общую тенденцию.

Кстати, я никак не утверждаю, что все верующие – это обязательно злобные тупые ханжи, готовые порвать вас за доброго бога. Но общая тенденция именно такова. Но даже “хорошие” верующие могут перерости в злобных или создавать почву для их появления, потому что религия так или иначе проповедует (слепую) веру как наивысшую ценность.

За склонность верующих оскорбляться и обижаться на любые проявления несогласия с их фантазиями многие выдающиеся люди понесли тяжелейшие пытки. Знаете, что случилось с Джордано Бруно, Чекко Досколе, Гепатией Александрийской, Джулио Чезаре Ванини, Мегелем Серветом, Этьеном Долле, Пьетро Даппоно? Вы слышали про унижения Галилея? Это очень неполный перечень того, чему мы обязаны последователям Иисуса.

Кстати, если вы думаете, что нетерпимая злоба – это черта лишь католиков, но не православных, то вы заблуждаетесь. Некий Иван Сергеев, известный под псевдонимом Иоанн Кронштадский, почитается в православии как некое воплощение кротости, доброты и благосердечия. Сергеев был современником Л.Н. Толстого. И, естественно, знал об антиклирикальных взглядах графа. Как вы думаете, что стал делать Сергеев, когда узнал, что граф Толстой тяжело занемог? Когда вся Россия переживала за здоровье выдающегося мыслителя, Ивашка стал молить своего бога о скорейшей смерти Льва Николаевича! О чём он горделиво написал в собственном дневничке за 1908 год. Это лицемерное христианское благосердечие не может не вызывать омерзение.

Время невластно над злобной шовинистической сущностью религии. И эта сущность нисколько не изменилась со Средневековья. Вот совершенно канонiчный и красноречивейший пример.

Всё та же ненависть к учёным, всё те же призывы их убивать. По сути, он передаёт настроения тех, кто разжигал костры инквизиции. И это современный человек, пользующийся Ютубом, очками, оцинкованными крышами, наверняка химической пропиткой для дерева. И другими достижениями науки!

Злоба, тюрьмы и костры инквизиции – основа христианского айсберга, вершину которого боговеры всячески стараются декорировать ленточками доброты, миролюбия, смирения, кроткости и любви.

Итак, мы подошли ко второй особенности верующих – лицемерие. И его причина – лживость.

У всех религиозных постулатов есть ещё одно свойство – все они НЕ ИМЕЮТ практического, доказательного, доступного для проверки подтверждения. А это значит, что даже внутри одной религии возможны различные их трактовки. Что неминуемо приводит к перманентным конфликтам на религиозной почве даже внутри одной религии.

Сунниты и шииты, православные против католиков и старообрядцев – вот вам немногие примеры настоящих кровавых холиваров!

К слову, разногласия бывают и в науке. Однако я не слышал, чтобы учёные убивали друг-друга на этой почве. Потому что наука обладает средством для решения подобных разногласий – эксперимент.

Отсутствие единой договорённости по основным религиозным идеям среди разных верующих, а также отсутствие способов эти идеи проверить, означает, что самоувереннейшее проповедование этих идей – это заведомая ложь.

Я расцениваю религии как общественные институты. Помимо всего прочего, они учат отстаивать идеи вопреки доводам, их опровергающим. Защищать недоказанное, надуманное. То есть, обучают расхождению между идеями и действительностью. И эту практику верующие могут переносить с идей религиозных на любые другие.

Поэтому не стоит удивляться, если верующий человек говорит вам одно, а делает другое. Или не выполнил своего обещания. Во-первых, это следствие того, что он вынес из своей религии. А ещё у него есть механизм индульгенций – искупления провинностей – грехов, будь то жертвенные барашки, исповедь или постройки бесплатной торговой точки для брюхатых дядей в чёрных платьях.

А ещё я всё-таки поражаюсь тому, насколько религия культивирует чувство личной значимости. Несмотря на то, что это понятно: религия подразумевает действия во имя сверх-существа. Ну а действенная близость к сверх-существу заставляет людей считать себя важнее других, в особенности тех, чью веру они считают слабее! И это – предтеча религиозной фаллометрии. Именно её следствием я считаю грандиозные дары церквям. Слышали истории про то, что купец подарил храму пуд золота или чиновник подарил батюшке джип? Конечно, хитрые батюшки радостно делают на этом нехилые барыши.

Итак, мы имеем уже несколько особенностей: уверенность в своей значимости и вытекающая из неё самовлюбленность, лживость, агрессивная нетерпимость к критике, невежество. К этому добавьте ещё ханжество. Но это ещё не всё. Есть ещё одна следующая из этого поразительная боговерская черта – любовь поспорить с фактами! Верующие обожают переть против фактов и защищать при этом догматы; я уже писал об этом гнусном явлении ранее. Но на нём стоит остановиться ещё немного.

Идеи религии бездоказательны; но это не толькое не останавливает верующих в их попытках в них “уверовать”, но и провоцирует гнуснейшие нападки на сам доказательный метод!

Тут я хочу ещё раз напомнить вам о любви верующих называть валидность доказательного метода познания бытия догматом.

Сам факт ввведения догматов косвенно подразумевает их альтернативность. Знаете, можно верить в святую Троицу во единице, единство Аллаха и верность слов его последнего пророка, также как можно верить в перерождения Будды и многоликость Шивы. Для того, чтобы эту альтернативность в определённой религии исключить, в ней вводятся определённые ограничивающие постулаты.

А теперь посмотрим на доказательный метод. Он основан на однозначных причинно-следственных связях. В частности, на возможности связывать этими связями наблюдаемые явления окружающей реальности. А, значит, и единственности самой реальности.

Таким образом, когда мы говорим о догматичности доказательного метода, мы предполагаем, что наше мировосприятие есть догма, а, значит, у него должны быть альтернативы. То есть, возможен некий альтернативный мир, со своими правилами восприятия, другими методами построения причинно-следственных связей, другими законами и так далее.

А имеются ли у вас такие альтернативные реальности, чтобы называть восприятие имеющейся “догмой”!?

Однако на все просьбы предьявить другую реальность или работающие способы проникновения в неё, теоретики религии отвечают голословными невнятными тирадами про рай и “тот мир”. Тирады голословны, а, значит, возможность альтернативного мировосприятия строится на предполагаемом. Значит, заявления о том, что вера в доказательства не лучше веры в бога и столь же догматична, основываются на недоказанном. Это ещё одна разновидность порочных  “доказательства от неизведанного”. И поэтому у меня нет оснований им доверять.

 Также, как я не доверяю сказкам про доброго дедушку на небесах.

Так что если вы встречаете человека, который весь из себя такой верующий-разверующий, знайте, что скорее всего он – самовлюблённый ханжа, незнайка, лицемер, и его доброта строго избирательна. А мышление – изощренно противоречиво. А ещё он обожает искать поводы для своих обид.

Впрочем, ещё раз повторюсь, это не всегда так. Есть и благородные неагрессивные искатели истины в учении Христа. Но они – большая редкость.

Поразительно, но некоторые верующие находят в себе силы отказаться от нетерпимости, невежества и агрессии. В качестве весьма редкого ответвления от тенденции. И приобретают ироничное, лёгкое отношение к своим воззрениям. Познакомьтесь с любопытнейшим каналом монаха Баранова.

Всё на сегодня. Читайте также про влияние религии на действия российских политиков.
______________
Если у вас есть неуверенность в том, что дарвинизм доказателен, очень советую ознакомиться с этой книгой. Назад.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s