Русская цивилизованность

Шикарное старое здание в центре города. Вы толкаете тяжёлую бронзовую дверь с просторными хрустальными стёклами и красивыми скульптурами. Перед вами выростают два швейцара в элегантных брюках, красных жилетках, белоснежных блузах и при чёрных бабочках. Они учтиво здороваются с вами и приглашают в просторный отделанный деревом зал с пальмами, на стенах которого красуются плитки с гербами европейских городов. Работает кондиционер, вы его не замечаете, но догадываетесь о его существовании потому, что на улице пекло, а в зале комфортно-прохладно. Вы проходите за элегантный мраморный столик. Вай-фай без пароля, и официант предлагает вам сделать заказ через iPad или воспользовавшись традиционным бумажным меню. Вы выбираете мясо по-флорентийски и ждёте, предвкушая вкусный пряный мясной ужин.

Через некоторое время официант появляется перед вами, держа в руках поднос, накрытый серебряным колоколом. Затем руками достаёт оттуда мясо, кладёт кусок вам на тарелку, предварительно отщипнув от него себе в рот. Облизывает протом свои руки, вытирает их о скатерть, желая вам приятного аппетита.

Примерно такое же впечатление производят попытки современной российской госпропаганды подать религию обществу в цивилизованной обёртке.

Библия – одна из самых отвратительных книг, пропагандирующих насилие, геноцид по признаку религии, педофилию, лженаучные идеи и массовые грабежи. Возможно, это и было нормой три с половиной тысячи лет назад. Но когда пропаганда страны XXI века пытается преподнести дикарские сказки современному обществу, снабдив их громкогласными рассказами о наших традициях, подвигах веры и нормах морали, мне представляется официант современного ресторана, который серверует руками, а затем вытирает их о вашу скатерть.

Когда покушение на семитскую мифологию Бронзового века становится запрещено законом, который со всем своим приторным наукообразным официозом рассуждает о чувствах каких-то сказколюбов, мне становится тошно. Законодательная защита чувств верующих столь же абсурдна, как и несовременна. Это закон, который не имеет юридической нормы, потому что наличие веры невозможно доказать, так как вера не имеет проверяемых, доступных для независимых оценок критериев. Однако все эти патетические разглагольствования депутатов-юристов о защите сказок подаются с видом предельной юридической компетенции. Примирить древние воззрения с современными пытаются при помощи патетических речей и заумных юридических терминов, однако упускается из виду один маленький факт: куда понятнее называть это давно придуманными словами вместо натянуто-важных. А именно гонением на еретиков.

Рассуждать о боге, ангелах и “том свете” на полном серьёзе – это всё равно что рассуждать о структурных формулах нейротрансмиттеров Чипполино и пытаться опубликовать соответствующую статью в Nature.

Недавно я узнал, что суд Чеченской республики с подачи прокурора запретил группу Вконтакте под названием “Бога нет”. Когда я слышу про суд Чеченской республики, я не могу сдержать себя от ироничных усмешек. Суд Чечни для меня звучит примерно так же, как Палата лордов республики Мгембе. Возможно, я не прав, но я ничего не могу с собой поделать. Игры в цивилизованность могут быть полезны, однако когда сами играющие воспринимают их предельно серьёзно, в моём сознании рождается тоненькое “хи-хи”.

Все эти попытки выглядеть современно для блезиру выдают одну важную особенность России – подражать Европе и Америке. Подражание – важный момент обучения. Это хорошо, но так же смешно, как и попытки шимпанзе заниматься фотографией, нажимая на уголок квадратного камня, нацелив его на работника питомника.

Следует понимать, что особый путь – это просто оправдание для своего отставания. За всё время Средневековья Россия не произвела ни одного видного учёного или художника. Когда когда Тициан писал своих венер, когда Донателло ваял своих полководцев, когда Гуттенберг конструировал свой печатный станок, Россия даже не рисовала лубки, увлекаясь свечками, избами, лаптями и плоскими трафаретными картинками сугубо одной тематики. Тёмная отсталая страна не с первого раза вместила в себя академию наук. Но когда это произошло, её составляли исключительно приезжие европейцы.

Огромное отставание страны с большим потенциалом ради сохранения церковных традиций отразилось не только на науке, но и на развитии гражданского общества. Поэтому кальки с Европы очень вероятно будут иметь тот нецивилизованный изъян, которым можно умиляться, а можно назвать по имени – антисанитария с помойки истории.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s