Про науку и православие

Если обратиться к истории европейской науки, то можно заметить любопытную (и весьма печальную) вещь: эта история много сотен лет полностью обходит стороной одну большую часть Европейского континента. И название этой части кратко – Русь.

Для меня стало настоящим потрясением осознать тот факт, что Русь не смогла произвести на свет ни одного видного учёного-исследователя за более чем 800-летний отрезок собственного существования. Первые российские Платоны (не путать с омерзительной платёжной системой) и быстрые разумом Невтоны появились только в XVIII столетии.

Что было на Руси, когда Герард Кремонский переводил с арабского на латинский труды Авиценны? Альберт Великий писал свои работы по логике и исследовал флору и фауну запада Европы? Роджер Бэкон ставил свои опыты с селитрой и исследовал геометрические перспективы? Гуттенберг и Кобергер совершенствовали свои печатные станки? Леонардо рисовал свои замысловатые механизмы? А когда работали Галилей и Коперник? Наконец, когда Ферма делал пометки о своей Великой теореме?

Что было на Руси в то время, как сотни блестящих европейских умов творили основы современного научно-технического прогресса человечества?

Русская научно-техническая мысль до Ломоносова откровенно бесплодна. Возможно, именно по этой причине цари нанимали только европейских специалистов для самых разных целей: поисков руд, возведения зданий, придворного врачевательства, проектирования оружия…

На Руси за многие сотни лет не появилось ни единого учёного-исследователя. Но с чем же связан этот небезынтересный факт?

Можно сказать и не сделать при этом ошибки, что учёные-исследователи – это плоды общества. И его “плодородность” зависит от того, насколько оно в состоянии помогать способным к умственной деятельности людям развиваться интеллектуально.

Главные аспекты такой помощи – это предоставлять знания (факты), принципы их получения и способы их интеллектуальной обработки. Плюс к тому, это и возможность обмениваться знаниями и идеями между разными людьми, в том числе и из других обществ.

Передача знаний и способов их анализа – это школы и университеты, где учат логике и естествознанию. Возможность обмена идеями – это те же школы университеты, а также международные контакты, симпозиумы, конфекренции, и т. д.

В Европе существовало и то, и другое.

Европейские учебные заведения имели широкое развитие, начиная со Средних Веков.

Большое количество школ знакомило потенциальных учёных с трудами Аристотеля, открытыми на тот момент фактами и основами риторики.

И исследователи тех времён могли общаться со своими коллегами из разных уголков прогрессивной Европы, ведь у них был для этого подходящий инструмент – международный язык.

Монах из Испании мог понять своего польского коллегу. Потому что оба могли говорить на латыни…

Так осуществлялся обмен идей, в результате которого все его участники получали новые идеи для дальнейшего их развития…

Но это Европа. Русь была “обесточена” – отключена как от международного общения, так и от ставших достоянием прогрессивного человечества знаний.

Если говорить о научных школах и университетах средневековой Руси, то мы решительно ничего не назовём. Русское общество просто не предоставляло возможности для изучения технологий и естествознания. И оно было наглухо отрезано от площадок обмена ценными идеями, потому что на Руси не было никакой латыни, как и возможности для её изучения.

Уже тогда на Руси глушили “вражьи языки”.

И вот вам пример. Латиница и арабские цифры имели хождение в прогрессивном мире. В то время как на Руси в качестве цифр и букв использовались вот такие загогулины.

staro-slav2

Эти каракули – это яркий пример того, когда “особый путь” вредит прогрессу.

Излагавший свои мысли в подобных загогулинах гипотетический русский учёный решительно не мог понять своих европейских коллег, как и они не могли понять его.

Так называемая старославянская письменность, которую, в общем-то, насаждала церковь, делала полностью невозможным культурный обмен с Европой, ставя очень трудную преграду в изучении европейских языков и математики.

Но почему на Руси столь плотно придерживались изоляции от Европы, при этом всё же пользуясь её научными достижениями?

Ответ на этот вопрос достаточно прост и понятен.

Кто создавал каноны развития русского общества? Чьи последователи написали “Домострой”?

Вражда католиков и православных на почве разногласий в трактовке семитских мифов имела для Руси последствия. Желание отрезать жителей Руси от идей религии-конкурента возымела ещё один эффект – отрезанность от европейского прогресса и его идей.

Как и любая другая авраамическая религия, христианство проповедует идею о том, что отказ от познания является благом. Знание от Лукавого, выселение из Рая за яблоки с Древа познания – это те идеи, те мировоззренческие вехи, которые религия страстно насаждает. Тысячи учёных в Европе были признаны грешниками и просто сожжены на кострах.

Однако на Руси христианство пошло ещё дальше. В его условиях просто не возникало учёных. И поначалу православие возвело ограничение распространения знаний и грамоты в ранг доктрины.

Жидовствующие ереси в Новгороде – это не только пример инквизиции у православных. Это пример преследования образованных инакомыслящих людей.

Для того, чтобы быть инакомыслящим, необходимо иметь возможность ознакомиться с другой точкой зрения. Жидовствующие просто умели читать и трактовать Библию. Они со своими трактовками выступали в пику государственному православию. И именно их образованность показалась православной церкви наиболее пугающей.

Однако потом (не сразу!) православная церковь всё же оценила выгоды от распространения грамотности в обществе. Потому что это даёт прекрасную возможность для религиозной пропаганды. Впрочем, грамотность не должна была давать возможность получать неодобряемые церковью знания.

Поэтому подавляющее большинство книг, написанных и изданных на Руси до Петра, – это была сугубо религиозная литература. Никаких книг военных стратегий, трактатов по алхимии, геральдике или трудов Аристотеля. Только требники, триоди, октоихи, жития святых, евангелия, проповеди, катехизисы. И прочая религиозная шкапердь.

Православное воспитание было особенно плотным. Настолько плотным, что помимо него жители Руси просто не имели возможности ознакомиться с естественно-научными идеями Европы.

И именно благодаря православию мимо российского общества прошли работы выдающихся европейских учёных тех времён.

Пропаганда и насаждение изоляции, инаковости, религиозной нетерпимости, ограниченности – это те механизмы, при помощи которых православные попы просто защищали свои доходы по продаже свечек от европейских конкурентов. Несмотря на то, что в жертву их шкурных интересов было принесено развитие общества.

Отсутствие продукции учёных обществом – это заслуга православной церкви, в идеологии которой оно воспитывалось.

Впрочем, в XVIII веке церковь теряет свои позиции, и в Европу “прорубается окно”, через которое в Петербург приезжают такие учёные, как Бернулли, Мартини, Бельфингер, Герман. Это был счастливый момент для российской науки, и вместе с тем чрезвычайно позорный. Потому что национальная Академия наук России состояла только из иностранцев.

Сейчас российская наука переживает очередной период упадка. При этом православие насаждается всё с бОльшей силой. Правительство снова пытается повернуть страну на мрачную тропинку изоляции и религиозного мракобесия под предлогом неких “ценностей” и “традиций”.

 Когда вы слышите патетические рассказы про то, что православие – это русские тысячелетние традиции, не следует забывать, что это традиции изоляции, отсталости, невежества и мракобесия. И это отставание от Европы, которое Россия пытается наверстать, всё ещё сохраняется. Например, в мировоззрении российского руководства.

В то время как признаком влиятельности государства в мире давно уже выступают не его территориальные владения, а биржевые индексы (вспомните Японию, Южную Корею, Великобританию со Швейцарией), российские правители всё ещё хотят оттяпать себе побольше чужой земли, чтобы возвеличить собственную державу. Несмотря на усугубление кризиса в экономике и рост расходов.

И напоследок. Православие – это отвратительная тоталитарная секта, которая проповедует идею о том, что изоляция и невежество – это благо. Именно церкви российское общество обязано многосотлетним отставанием в развитии.

И я очень рад тому, что в наше время религия вырождается, а её мракобесные традиции всё глубже погружаются в помойку истории.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s