Синдром учителя литературы

Zecchine Michele Steno

Существует изящный способ, как скормить так называемому обществу заведомо ложные идеи. Для этого вовсе не надо стараться искать их доказательства и убеждать кого-либо в их логичности. Надо всего лишь подать эти идеи как норму общественного мнения.

К слову, “онормаливание” – это не только прекрасный способ втюхать социуму самые нелепые идеи, но и заставить его защищать эти идеи с фанатичной преданностью.

Представьте себе человека, который в 30 лет верит в Деда Мороза. Такой человек, скорее всего, получит унизительный ярлычок чудака с явным отставанием в интеллектуальном развитии. Но когда человек в 30 верит в персонажей семитского фэнтези, будь то Христос или Яхве, то тогда совсем другое дело. Чувства такого человека охраняются законом, их надо уважать и беречь. Он получает местами почётный ярлычок верующего. Несмотря на то, что верит в столь же надуманных, как и Дед Мороз, персонажей легенд…

Потому что верить в бога в 30 лет – “нормально”. А в Деда Мороза – “странно”. Хотя между ними нет принципиальной разницы.

Под соусом нормальности могут подаваться ложные идеи разного рода: не только собственно ложные утверждения, но и принципы мышления, которые стоят за их созданием.

То есть, не только “дед Мороз есть”, но и принципы мышления, позволяющие выдумывать дедов-морозов и прочих мнимых героев. И в них верить.

Сегодня мы рассмотрим один такой принцип. Я называю его “синдром учителя литературы”.

Литература была моим самым нелюбимым предметом, и меня всегда поражало, с какой лёгкостью учителя литературы упускали из виду грань между предполагаемым и объективным.

“Когда Пушкин писал про дуэль Онегина и Ленского, он думал про раскол между Россий и Европой!” – нечто подобное мне частенько приходилось слышать на уроках литературы. И я всегда поражался, откуда у учителя такая уверенность в том, что думал Пушкин и что он имел в виду, если это принципиально невозможно подтвердить! С какой целью меня пытаются приучить к тому, что предполагаемое и недоказуемое надо почитать как правду!

К слову, делать предположения – это вполне нормально, однако не стоит выдавать их за истину в последней инстанции и ещё учить этому детей, у большинства из которых вряд ли окрепло критическое мышление.

Путать собственные предположения с действительностью – это заблуждение, восходящее, наверное, к онтологическому аргументу божьего бытия. Про этот странный аргумент была отдельная статья, поэтому расскажу про него тут лишь вкратце.

Это когда помыслы о боге возносятся в ранг доказательства существования самого бога. То есть, мыслимое и объективно существующее пересекаются, и между ними нет никакой грани.

Согласитесь, что это достаточно сильно дезориентирующее заблуждение.

Синдром учителя литературы может быть очень полезен идеологии. Не замечать грань между предполагаемым и действительным – это говорит об отсутствии критического мышления. Ну а люди, не приученные к критическому отношению к поступающей информации, зато приученные к синдрому учителя литературы взамен, будут с лёгкостью верить в мифологию. В мифологию режима в том числе. Что создаёт прекрасные условия для роста популярности культов, в том числе культов личности, казённых религий, и так далее.

Особый пафос, которым окутывался предмет литературы в СССР, имеет своё объяснение. Школьная литература – то подготовка почвы для веры в идеологию, которой отводилась очень важная в СССР государствообразующая роль.

Видимо, в этом была ошибка, потому что никакая реклама величия русской литературы, никакие слёзы тронутых подвигами школьниц, никакой священный трепет духовно богатых дам перед гением всем надоевших уже Пушкина и Толстого и никакой культ Ленина не спасли СССР от довольно позорного развала.

К слову, на СУЛ строится не только литературоведение, но и многие другие псевдонаучные дисциплины: история, психология, богословие, научный коммунизм, футурология, и многие другие вещи, роль которых, я подозреваю, сильно переоценена.

Я не агитирую за исключение литературы и истории с психологией из школьной программы. Я просто возвожу эти предметы в ранг развлекательной беллетристики, которую лучше бы подавать именно в виде весёлых, ни к чему не обязывающих историй. Но никак не в качестве основы мировоззрения и “нашего всего”. Потому что литературное мировоззрение сильно дезориентирует по жизни и прививает ложную опасную, я бы сказал, идею тождества бредовых предположений и объективного.

Школьная литература – это устаревшее, явно несовременное скучое чтиво. Более того, оно совершенно не является сколько-нибудь необходимым. И певцы этой необходимости вряд ли заслуживают доверия, потому что по всей вероятности поражены синдромом учителя литературы.

Advertisements

2 thoughts on “Синдром учителя литературы

  1. Уроки литературы и истории необходимы тем, кто составляет школьную программу. А те же, кто в данный момент их проходит, могут обойтись замечательно вообще без образования. Но, наверное, к счастью, что их и не спрашивают.

  2. Ни для кого они не являются необходимыми. Даже учителя этих предметов, получающие по ним рабочие часы, могут при желании найти другую более полезную работу, так что необходимости тут нет.

    Есть фундаментальные вещи вроде математики, астрономии, химии, физики и биологии. А есть беллетристика, роль которой переоценена лишь потому, что это позволяет называть себя образованным и культурным. И, наверное, очень духовным.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s