Снайперское мышление и правосудие по Шредингеру

Сложно сказать, знал ли Эрвин Шрёдингер про российскую правовую систему. И знают ли деятели российской правовой системы про Эрвина Шрёдингера. Но в любом случае, у них вышла точка пересечения. И там, и там получилось по знатному примеру “да и нет одновременно”.

Если в России ты ПРОТИВ войны, то тебя могут осудить за клевету и оправдание терроризма. Если же ты ЗА войну, то тебя могут осудить за экстремизм и возбуждение ненависти, вражды!

И да, и нет одновременно делают тебя виновным! Или, если хотите, ты можешь оказаться как виновным, так и невиновным одновременно!

Откуда же в российской правоохранной практике взялся подобный “шрёдингеризм”? А вот откуда. Оказывается, государство очень не хочет, чтобы о его действиях на международной арене говорили как о войне, с любых позиций, будь то позиция сторонника или же позиция противника войны. Слово “война” в контексте действий россии должна выйти из поля обсуждения, несмотря на то, что это государство усиленно ведёт несколько войн и, более того, готовится разжечь новую.

Почему же милитаризованное, коррумпированное, оккупационное хунтистское государство запрещает гражданам рассуждать о войне?

Снайперское мышление – это искусство попадания в точку. Залог меткости – умение называть вещи своими именами, так, как они того заслуживают. И это именно то, чего так боится пропаганда. Пули точных, метких определений легко прошивают её пространные противоречивые кружева. Отсюда возникает необходимость выдрессировать электорат, приучить его к мысли не называть вещи их именами, в частности, войну войной. Иначе в сознании граждан всё неожиданно может встать на свои места, и они поймут тот обман, который они так ловко спонсируют из собственных налоговых средств.

Путин очень хочет вести войны, но при этом он не хочет, чтобы его считали военным агрессором. По крайней мере, недопустимо, чтобы 86 процентов электората про него так думали. И вот для них и придумывается вся эта демагогическая чушь про какбы войну и какбы не войну одновременно.

Это то же самое, как срать в подъезде, и при этом не желать, чтобы кто-то критиковал запах и твою невоспитанность. То есть, виноват не тот, кто нагадил, а тот, кто об этом говорит. Как будто срать в парадке – можно, но вот жаловаться на наличие запаха – недопустимо. Но очевидно, что это извращение, и в нормальном обществе так не бывает. Нельзя гадить в подъезде и одновременно претендовать на роль джентльмена, которого очерняют разговоры о дурном запахе и свинских поступках. Однако российский режим хочет и того, и другого!

Путинский режим хочет иметь что-то подобное: он хочет вести войну и при этом не хочет, чтобы его считали агрессором. Впрочем, если вы умеете называть вещи своими именами, то вы, называя вещи так ,как они того заслуживают, легко сможете вывести режимную пропаганду на чистую воду.

Если вы умеете быть безжалостно точным, то тогда вы легко можете унизить пропагандистские “ни то, ни сё” меткими и строгими определениями. Не допускающими двойных стандартов и недосказанностей в угоду государству, которое злое, но при этом хочет казаться добреньким.

Снайперское мышление позволяет расстреливать бутылки зелья пропаганды, которым отравляется понимание того, что происходит. Если вы умеете это делать, то тогда вы сможете обнаружить скрытые за сакральной дымкой смыслы, унизив возвышенные скрепы и идеалы.

Конечно, такая прямолинейность очень оскорбительна для режимных пропагандистов-демагогов. Их очень расстраивает, когда их труд по возведению кучерявых двойных стандартов оказывается в положении тупого лживого информационного мусора. И, главное, совершенно лишнего, препятствующего чёткому пониманию вещей. Тогда вас обвинят в примитивности, в противовес сложнозапутанной изощрённо противоречивой идеологии пропаганды. Но! Обвинения в примитивности – это единственное, что вам смогут предъявить в подобной ситуации.

Возвышенные казённые идеалы – прекрасные мишени для снайперского мышления. Стрельба по этим курочкам позволяет собрать богатый урожай оскорблённых чувств верующих. А вместе с тем и целый ягдташ низложенных идолов.

Снайперское мышление имеет этот предельно неприятный для режима скрепоразрушающий эффект.

Если назвать вещи своими именами,то тогда путин становится военным преступником, Библия – набором древнееврейских сказок, церковь – паразитической чекистской сектой по разводке лохов, родина – пустым словом с переменными смыслами, ну а верующие – инфантильными неразвитыми самодурами, которые наивно поверили в обратное. В этом случае колосс идеологического величия скреп и родины превратится в жалкое зрелище. Раздутый до небес, он рухнет, став тем, чем он и является – набором коллективных иллюзий, которые усиленно раздувает путинское “Радио один”. Естественно, государство совершенно не хочет, чтобы это понимание произошло, особенно массовое понимание. Поэтому оно и приучает общество к абсурдным двойным стандартам.

Институт снайперского мышления предельно опасен для любой веры. И мы уже видим ,как российское правосудие защищает её. Поэтому для него столь важно не обсуждать войну и не называть войну войной, вне зависимости от того, что вы по этому поводу думаете.

PS Левиафан строится исключительно на иллюзиях. Эта конструкция очень хрупка, потому что иллюзии переменчивы и нестабильны. Нет ни одного механизма, который бы гарантировал их неизменность. Снайпер, своим точным определением простреливший очередной высоколетящий идеологический дирижабль, наслаждается неприличным пердячим звуком, с которым этот дирижабль сдувается и идёт вниз. Впрочем, здесь следует помнить о маскировке. Потому что верующие с их ранимыми чувствами непременно захотят оскорбиться подобными выходками…

Advertisements

2 thoughts on “Снайперское мышление и правосудие по Шредингеру

  1. Это просто проявление двоемыслия – залога режима. Я когда-то про это писал:

    Вкратце о том, что такое двоемыслие, какие могут быть его проявления. Часто, это ситуация при которой имеются официальные, законодательные положения, и в то же время для нормального взаимодействия между собой люди поступают нарушая эти писанные правила. Причем, если начать цитировать официальные принципы, то тебя посчитают за тролля или сумасшедшего. Но в случае чего, те же самые люди могут официально наказать за невыполнение официальных правил. Классический пример этого мы видим в монологе Жванецкого:

    — Он не хотел брать на себя. Он как чувствовал. А они ему все время: «Бери на себя… бери на себя». Он взял на себя. Теперь он здесь, а они в стороне.
    — Теперь же инфаркт лечат…
    — Инфаркт не лечат, его отмечают… Отметили — и живи, если выживаешь. Как он не хотел брать на себя. А они ему: «Мы приказываем — строй!» Он говорил: «Я не имею права». А они говорили: «Мы приказываем — строй!» Он построил, а когда приехала ревизия, они говорят: «Мы не приказывали — теперь весь завод здесь».

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s