Продажа Родины не состоялась

Моё детство прошло в маленьком военном городке под Ленинградом. Городок располагался рядом со сверх-секретной частью войск связи, которую и обслуживал.

В моей семье были люди с явно выраженными коммунистическими взглядами. Эти люди очень чувствительно относились к любой критике их идей. И, естественно, постоянно пропагандировали мысли из повестки советской пропаганды.

Я постоянно слышал истории про то, что “нас собираются захватить враги”, про шпионов кругом на каждом углу, которые так и мечтают захватить или купить “нашу прекрасную Родину”.

Доходило даже до абсурда. Я уже в детстве увлекался естественными науками. И однажды заметил в саду неизвестный для себя вид мух. (Впоследствии выяснилось, что это были журчалки) Я спросил бабушку, что это такое, на что она мне ответила на полном серьёзе, что… Видела американца, который из спичечного коробка выпускал мух, специально, чтобы заражать советских людей, ведь мухи переносят болезни.

Естественно, журчалки не переносят никакие болезни, это питающиеся нектаром мухи. И они появились без всякого участия американцев или кого ещё.. Но эти обстоятельства нисколько не смущали мою бабушку и, скорее всего, просто не были ей известны.

Мне часто приводили в пример героя из гайдаровской сказки Мальчиша-плохиша, который предал Родину за сладости. Мне рассказывали, что существует тысячи шпионов на каждом шагу, готовых за сладости, деньги и вещи купить, купить любой ценой купить секреты “нашей страны”. Поэтому не будь как Мальчиш-плохиш!

Кстати, о секретах. Я жил в полурежимном городке при воинской части связи. Поэтому в нём “ходили” всевозможные секретные военные штуки, даже оружие, ну и приборы, которые жители городка благополучно тащили с работы. Даже у меня было много таких приборов и радио-деталей, которые мне дарили заботливые знакомые.

Особую гордость на моих радио-приборах вызывали звёздочки тушью и знаки особого ОТК. Всё это было военное, и, со слов родственников, обладало невероятным качеством.

Всеволновые военные приёмники смотрелись очень громоздко, однако ими пользовались и их любили. Потому что работа этих вещей и их брутальная красота говорили сами за себя. Эти штуки отлично принимали, и, по слухам, легко “брали” даже “вражьи” голоса.

Тогда я не знал, что это такое, но, вероятно, именно по этой причине военные приёмники списывались из части, а затем продавались “из под полы”.

Я понимал, что секретное военное оборудование может представлять интерес для шпионов, про которых мне постоянно толдычили. Поразительно, но и у меня был к нему доступ!

И однажды пример Мальчиша-плохиша натолкнул меня на идею. Уже тогда ходили слухи про японскую технику и невероятно вкусные немецкие конфеты. И про доллары, которые могут принести сущее богатство. И тогда я подумал. А что если обменять часть своих военных приборов на доллары, немецкие конфеты и парочку японских телевизоров? Ведь мои приборы военные, со звёздами. Наверняка секретные до жути. Оставалось только найти западных шпионов, которые, со слов моих родственников, есть “на каждом углу”.

Итак, я ударился в поиски шпионов – потенциальных покупателей секретов Родины, которыми я обладал. Для меня деньги, японские телевизоры и сладкое были гораздо дороже и понятнее абстрактных идей коммунизма про светлое будущее, рассказов про какую-то Родину, Мальчиша-кибальчиша, геройство и долг. Конфеты куда интереснее и полезнее какого-то Маркса, пропаганды и абстрактной Родины, поэтому вскоре поиск шпионов, которым можно было бы продать секреты страны, стал для меня интересным приключением. Тем более, мне говорили, что такие шпионы есть “на каждом углу”.

Я мечтал оказаться с пачкой долларов перед японским телевизором, по которому бы крутили американские мульт-фильмы. При этом похрустывая немецкими шоколадками. Картинка была столь приятной, что я даже придумывал схемы быстрого безопасного выхода на шпионов из Запада. Но, увы, я так и не смог их найти…

Какое же разочарование меня постигло, когда я обнаружил, что никаких шпионов нет! На каждом углу в своём городке я встречал безработных алкоголиков, военных, мужиков-гаражников, бабок-колхониц и их внуков. Но никаких американских шпионов, готовых поехать в наш депрессивный вонючий городок за военными секретами, не было!

Я не встречал их ни в Ленинграде у метро, ни в Сочи, ни в Москве, нигде, куда я ездил с родителями. И это при том, что мне постоянно толдычили про то, что Родину постоянно хотят купить вражеские силы.

Секреты Родины оказались никому не нужны. А шпионы, которых мне обещали “на каждом углу”, оказались не более чем фантазией верующих во единого Ленина людей.

Я понял, что шпионы кругом – это миф. И стал относиться ко всему, что мне рассказывали родственники про Родину тоже как к мифу. Вскоре я понял, что Родина никому не нужна и не обладает какой-либо коммерческой ценностью. А её секреты – это как секреты сумасшедших старых тётенек, которые считают, что их постоянно преследуют с целью выведать их секреты или же совершить с ними нечто совсем уж аморальное.

Продажа Родины не состоялась. Как и попытка сделать из меня патриота. Второе было невероятным разочарованием для моих знакомых. Тогда как для меня невероятным разочарованием было первое…

Впрочем, моя мечта сбылась. У меня есть доллары, японские телевизоры и немецкий шоколад. И при этом у меня совершенно нет никакой родины. Зачем привязывать себя к какой-то режимной идеологии? Куда приятнее и удобнее существовать без неё…

Такие дела.

Религия и родина

Самым слабым звеном в любой религии является её бог. Отсутствие или бессилие (что равносильно отсутствию) любого бога можно обнаружить при помощи простого эксперимента – качественного кощунства. Описываемые в книжках как творцы миров и грозные вершители судеб, божества оказываются неспособными противостоять прямому оскорблению своего величия. 

Хорошее кощунство целиком и полностью раскрывает простой и столь обидный для верующих факт отсутствия их грозного бога в природе.

Естественно, религии тоже хотят выживать. В конце концов, есть миллионы идиотов, которым нужны религиозные экстазы, ритуалы, духовность, скрепы, покаяния, опекание свыше и прочие социальные ролевые игры. Поэтому религии тоже мутируют, чтобы повысить свою выживаемость.

Одной из таких полезных для выживания религий мутаций является замена бога на родину.

Сомневающимся в существовании родины всегда можно предъявить холмики, берёзки и старобытные хаты. Ну а величие родины – это то, над чем трудятся тысячи казённых историков.

История давно стала продажной девкой идеологии. Из истории можно вычёркивать нескрепоносные неудобные для пропаганды эпизоды и лепить любые образы величия прошлого. Героическую окраску этим образам дополнительно придают литераторы и поэты. Получается очень казённая и очень лестная для публики картинка, сомнения в которой можно развеивать “научностью истории”. Скрепы становятся “фактами исторической науки”.

Такая религия родины становится гораздо более защищённой от трезвомыслия. Факт отсутствия родины удачно пытаются скрыть берёзками, избами, книжками и прочими “традиционными ценностями”, предъявив их всем сомневающимся. Ну а величие родины, в отличие от величия богов, теперь находится на замке “исторической науки.”

Впрочем, этот замочек ломается достаточно легко, отчего режимные бонзы предусмотрительно ввели уголовные статьи за “очернение нашей истории”. Впрочем, это нисколько не отменяет простого факта: за многие годы своего существования история так и не приобрела ни одного признака науки. История не обладает возможностью воспроизводимой, строгой, беспристрастной экспериментальной проверки своих “фактов”. То есть, наукой не является.

История так и остаётся набором ссылок одних сочинителей на других. И у нас зачастую нет ни единого шанса подтвердить, а ровно как и опровергнуть, их правоту.

О сомнительной научности истории заговорил ещё Карл Поппер.  Историю всегда можно перепридумать или подлатать, особенно это актуально для режимов, которые пытаются построить свою идеологию на величии прошлого.

Обиднейшие поражения всегда можно перекрасить в победы, снабдив гордыми сказками про “силу русского оружия”. Неугодные главы истории можно подлатать, ну а бесконечные артефакты можно атрибутировать самым разным способом, что упирается лишь в фантазии историков и в идеологическую конъюнктуру.

Впрочем, и эти усилия пропагандистов режима тоже легко пускаются на смарку опытным атеистом. Правда, разглядеть точку для ещё одного удара может далеко не каждый: всё величие прошлого легко невелируется херовостью настоящего. Если у вас такое прекрасное прошлое, то отчего же у вас такое хреновое настоящее!?

Разобравшись со священностью истории родины, теперь мы можем разобраться и с самой родиной. В этом случае скрепа размыкается ещё более забавным и неожиданным образом.

Дело в том, что “родина” – это абсолютно бессмысленное слово. Его наполняют смыслом по ситуации. В зависимости от обстановки, слово “родина” может значить что угодно: ваш двор, вашу страну, вашу культуру, ваше государство, вашу семью, и так далее.

Его бессмысленность легко обнаруживается в известной советской песне “С чего начинается Родина?”

Эта песня позиционируется как страстный и трогательный внутренний диалог юного патриота, нацеленный на пропаганду любви к родине. Однако при пристальном рассмотрении песня про родину играет с пропагандой злую шутку, лишний раз свидетельствуя о том, что родина – это спекулятивная бессмыслица. Если бы мы могли точно сказать, что такое “родина”, то у нас бы не возникало бы вопросов, с чего именно она начинается…

Такие слова называются спекулизмы. Им была посвящена отдельная статья. [Вот она]

Как мы видим, слово “родина” бессмысленно. Ну а история является эдакой жижей, из которой можно вылепливать сколь угодно героическое прошлое со сколь угодно героическими дедами. Впрочем, такое “прекрасное” прошлое не проходит проверки уж больно хреновым настоящим.

И это и есть основные слабые места религии под названием “патриотизм”. Теперь вы знаете, как грамотно кощунствовать и против такой, мутировавшей, религии.

Хватит на сегодня…

Томос для Украины: взгляд атеиста

Московские попы лишились права торговать свечками на территории другой страны. И это называется “величайший раскол”, “кризис веры”, “нарушение прав человека” или ещё как.

Независимое государство под названием Украина получило свою независимую церковь. Имея на это все основания.

Но почему же эта новость вот уже который день не даёт покоя российским СМИ, которые без устали обсасывают её с азартом собак, нашедших сахарную косточку?

А вот почему. На самом деле, новость про предоставление томоса Украинской церкви – это новость про то, что длинные ручки Путина не столь уж и длинны. И всем кремлёвским СМИ предельно сложно смириться с этим фактом, который, словно уши кролика из шляпы, – торчит и портит великодержавную картину фокусов Путина.

Кремль и его пропагандисты старательно создавали вокруг Путина образ разведчика, супер-шпиона, серого кардинала мира, который может менять президентов в других странах, вербовать европейских политиков, создавали образ самого влиятельного и богатого человека в мире, который “всех переиграл”. Путину приписывались способности всех дурить, вербовать и побеждать. Не без его участия, разумеется. А здесь миф про “длиннющие ручки Кремля” предательски взял и постыдно рухнул.

В принципиальном для себя вопросе независимости церкви Украины Путин не добился ничего. Не помогли миллиарды денег, давление на турков, визиты Гундяева, запугивания Варфоломея и тотальная истерика в прокремлёвских СМИ. Никакие спец-средства чекистов не сработали: Варфоломей, смелый и крепкий старец Варфоломей, одним движением руки разгромил московских чекистов. Влиятельныё российские силовики не смогли тут сделать ничего!

Это предельно нелестная новость для Кремля. Та ситуация, когда обладание миллиардами, агентами и “новичками” рассыпается, встретив принципиальность, решительность и жесткость одного единственного человека – в данном случае твёрдого Варфоломея.

Да, церковь в нашем пост-атомном веке играет общественную роль. Почему это так – отдельный вопрос, вовсе не столь и лестный для Homo sapiens. Оставим его в стороне и примем как факт – в битве за украинскую церковь ФСБ, КГБ, Гундяев и Кремль потерпели предельно наглядное, горькое и унизительное поражение. И никакие миллиарды и пресловутые “длинные ручки Путина” не смогли этому помешать.

Злобный и одиозный вождь чекист может быть далеко не столь опасен и могущественен, каким его рисуют СМИ.

Такие дела…