Живём ли мы в матрице: разбираем популярный миф

Идея о том, что все мы живём в некой матрице, и наша реальность есть симуляция, появилась во многом благодаря фантазированиям деистов.

Кто же это такие?

В XVIII веке в Европе, наконец, возникло понимание того, что главный герой Библии – так называемый бог – персонаж откровенно дикарский, злобный и тупой (даже по меркам Европы XVIII века). Свирепый устроитель потопов, уничтожитель городов, терзатель детей медведями и абсолютно чугунный деспотичный ревностный тиран Иегова мало вязался с возвышенными романтичными образами эпохи просвещения, научными открытиями и подъёмом энциклопедизма.

Вместе с тем, полностью отказаться от этого бога, вышвырнув его на помойку истории вместе со всеми свечками, ангелами и попами, в Европе тогда не решались: всё таки это был дремучий восемнадцатый век, а не XXI-й.

Божеству потребовалась серъёзная перелицовка.

И такую перелицовку предложили деисты.

Деистский бог – это уже не варварское свирепое божество Моисея, которое по своей прихоти насылает моровые язвы, поливает кипящей серой города, уничтожает младенцев и топит старушек в водах потопа. Бог деистов куда как более безличен, возвышен, интеллектуализирован и математичен, вполне в духе эпохи просвещения (хотя и столь же малореален).

Деистский бог сродни некоему часовщику, который раз создал “часы мира” – Вселенную с её законами и формулами, завёл их, а потом оставил всё это на самотёк, больше почти не вмешиваясь в работу этих “часов”.

Почему формулы из физики имеют именно такой вид? Почему полёт шмеля возможен? Почему опыты дают определённые результаты?! Деисты ответили бы вам на это, что так всё предусмотрел Главный Архитектор Вселенной. Кстати, деистскую идею главного архитектора Вселенной с радостью позаимствовали всевозможные масоны, которые потом стали нацеплять на себя всякую строительно-инженерную атрибутику.

Впрочем, ни деисты, ни масоны не могут вразумительно ответить на вопрос о том, а зачем какому-то абстрактному часовщику-строителю вообще понадобилось создавать какие-то там “часы” для никого?

Популярные мифы своего времени переживают его, демонстрируя поразительную стойкость, даже тогда, когда появляются все основания, ставящие под сомнение эти мифы или их начисто опровергающие. Подобно гомеопатии, френологии, хиромантии, физиогномике и спиритуализму, деистский миф про часовщика Вселенной не исчез на рубеже веков. И он благополучно перешагнул и в XX век. А оттуда и в наше время.

C развитием IT миф про часовщика-конструктора обрёл более современную форму. Часовщик стал программистом, мир – результатом выполнения его программы. А мы все – объектами этой программы, которые принимают симуляцию за реальность, то есть, живут в некой матрице.

Но в каком бы именно виде миф о разумной задумке мира ни подавался бы верующими, он в любом случае имеет одинаковые серъёзные доводы против. И сегодня мы и рассмотрим эти доводы. Подробно.

Итак…

Начнём с довода из формальной логики.

Теоремы Гёделя о неполноте
Довольно популярным аргументом против всемогущего творца и его задумок является, как ни странно, теоремы Гёделя о неполноте.

Общий вывод из двух теорем Курта Гёделя сводится к тому, что любая формальная система либо полна, либо непротиворечива.

То есть, некий набор формальных знаний либо полный, но в этом случае он будет содержать противоречия. Либо он непротиворечивый, но тогда он будет неполным.

Например, физика. Мы многого не знаем в физике. Почему основных кварков три, почему скорость света и абсолютный ноль – это пределы, почему технеций и прометий не имеют стабильных изотопов, и так далее. Но зато законы физики невозможно нарушить.

А теперь представьте, если бы физика была бы полной за счёт того, что во вселенной существовал бы некий сверх-разум, который был бы в состоянии по своему усмотрению менять любую физическую реальность, не будучи ей ограниченным!

В этом случае, если бы такой не ограниченный никакими законами природы бог бы существовал, мы могли бы наблюдать массовые нарушения законов физики. Вроде искажений Матрицы, когда материализуются стены и гнутся ложки, как это было показано в известном фильме. Мы бы смогли наблюдать огромное количество реальных чудес!

На электростанциях массово застрекотали бы вечные двигатели, бутерброды смогли бы падать вверх, ну и попы смогли бы, наверное, безо всякого труда ходить по воде. Однако мы ничего такого не наблюдаем в действительности. И это происходит потому, что законы физики не противоречивы. При этом мы далеки от того, чтобы назвать физику, базовую науку о природе, полной.

Поэтому во Вселенной, по всей вероятности, отсутствует некое гипер-разумное существо, способное по своему усмотрению нарушать законы физики. Как, например, знающие коды читеры могут нарушать законы физики компьютерной игры… (GHOST – no_clip-чит в Unreal)

В общем, если бы мы жили в матрице, которую создал некий высший разум, мы могли бы наблюдать и искажения матрицы, как в том самом кино. Но вы видели, чтобы это происходило в реальности!?!

Следующий довод.

Наличие в природе принципиально случайных событий
Пожалуй, очень сильным доводом против идеи разумной задумки является существование принципиально недетерминированных событий, имеющих сугубо вероятностный характер.

Вообще говоря, развитие квантовой физики и теории вероятности нанесло огромный удар по концепции разумной задумки. Ведь если мир – это некий план некоего бога, то как тогда можно запланировать события, которые принципиально случайны!?! Значит, наш мир – это вовсе и не план! А детерминизм деистов – выдумка.

Детерминизмом называется следующее. Если мы знаем начальное состояние квантовой системы и даже знаем законы по которым она функционирует, то мы можем точно предсказать состояние этой системы в последующие моменты времени. Однако в действительности мы не можем этого сделать! Что подтверждается в квантовой физике.

Ключевой посыл КФ – это отсутствие детерминизма, то есть принципиальная невозможность точного предсказания поведения систем. (Сюда же и неопределённость Гайзенберга) В качестве фактов, подтверждающих вероятностный характер процессов во Вселенной, можно взять, например, эксперименты по проверке нарушений неравенств Белла.

Одинаковые частицы в одинаковых условиях могут вести себя по–разному!

Причём этот вероятностный характер объектов квантовой физики является принципиально вероятностным не только для “глупых людишек”. Я говорю о невозможности сознательно реализуемого точного плана–предсказания и для самого бога.

Именно наличие принципиально вероятностных случайных явлений делает невозможным запланированность вселенной. Ведь как можно запланировать то, что по своей природе случайно!?!

Кстати, принципиально вероятностные события есть не только в квантовой физике. Сюда же и случайные мутации, и явления в баллистике, и выпадения костей\монет, и многое-многое другое.

Кстати, непонимание этого факта существования принципиально случайных событий сыграло свою роль и в… распаде СССР!

Свою идеологию и принципы государственного устройства СССР во многом унаследовал от христианства (я уже много раз писал об этом, вот, например, и вот, покороче). В том числе и следующую идею. Раз мир является некой разумной задумкой, планом, то и жизнь государства также возможно запланировать, Именно отсюда в СССР возникла идея плановой экономики. Однако идеологи СССР не учли возможность принципиально случайных событий, которые принципиально нельзя запланировать. Видимо, потому, что христианская идея о разумной задумке произвела на этих идеологов сильное впечатление. В результате плановая экономика СССР не прошла проверку действительностью, не выдержала конкуренцию с западной и в итоге рухнула.

Из государства пытались сделать разумную задумку, по образу и подобию разумной задумке мира, снабждив это возвышенными легендами про высокое и светлое. Но в итоге это не сработало.

Ещё один довод.

Мир делится на части
Если наш мир – это сложная система, где всё взаимосвязано, то тогда невольно возникает вопрос о том, что мы не в состоянии даже частично понять этот мир, потому что его сложность за рамками нашего понимания. Для того, чтобы  понять хотя бы его часть, нам потребуется понять всё остальное, раз всё взаимосвязано. А всё понять невозможно, поэтому мир не познаваем для людей, и мог быть задуман только неким высшим разумом.  Отсюда деисты вытаскивают идею о некоем сверх-разумном боге, до которого нам, людям, невозможно эволюционировать, и разум которого нам недоступен. Звучит даже убедительно, если бы не одно “но”: наш мир делится на части, и исследование одной его части возможно  без знания всех остальных.

Например, нам не обязательно знать устройство всей машины, чтобы сделать колесо. Или мы можем один и тот же дизайн колеса использовать для самых разных машин разного устройства.

В случае, если бы мир был бы системой, в которой всё взаимосвязано задумкой некоего творца, нам бы для простой разработки колеса пришлось бы вникать в детали устройства всех автомобилей, а за ними  и всей вселенной, и т.д.

Сам факт разделимости идей уже говорит о том, что нет никакой задумки, связывающей всё в единое целое.

И напоследок.

Бог не нужен
Ни одна из формул физики, химии, математики, ни одно филогенетическое дерево биологии, ни одна схема разреза геологических пород, ни одна схема клетки, вообще ничего в современной науке совершенно никак не нуждается в некоем боге. Науке, то есть, объективному знанию о мире, не нужен какой бы то ни было творец. Впрочем ,если верующие с этим не согласны, и они считают, что учёным непременно нужно принять существование некоего бога, то верующим нужно сделать одно действие: доказать его существование.

Это их концепция. И если верующие хотят, чтобы их концепцию принимали в науке, им следует всего лишь доказать её правоту.

Бремя доказывания лежит на заявляющих. Их концепция – вот пусть сами её и доказывают.

За многие сотни лет существования религий они не приобрели никаких доказательных, строгих, экспериментальных проверяемых критериев существования какого-либо из богов. Верующие, конечно, силились доказать существования бога, но у них всегда выходило что-нибудь вроде “существование Деда Мороза доказывается наличием подарков под ёлкой” или “если я могу придумать что-то супер-пупер, то оно существует”. Конечно, подобные “доводы” наука совершенно не обязана принимать всеръёз. Поэтому верующим только и остаётся, что оскорбляться да сочинять заумную богословскую демагогию. Никаких других способов придать убедительности своей концепции бога у них просто нет.

Идея бога не нужна ни науке, ни технике, ни, я подозреваю, и самим верующим. Правда, этот факт они очень боятся раскрыть.

Конечно, я знаю возражения Илона Маска про то, что жизнь в компьютерной симуляции  лучше, если мы понимаем сам факт этой симуляции, ведь это даёт шанс развития нашей цивилизации.

Мол, есть некий Универсум, вселенский сверх-разум, который может прокачать жалких людишек “в один клик”.

Это сладкие иллюзии, и именно их сладостью и объясняется преданность им Маска.

Конечно, ему хочется думать, что развитие человечества возможно за счёт получения неких сверх-знаний от неких возвышенных сущеностей. И поэтому он считает идеи разумной задумки полезными сами по себе.

Но полезны ли они?

На самом деле, человечество большую часть своей истории прибегало к этим идеям и пыталось сделать ровно то же самое, о чём говорит Маск. Человечество уже пыталось войти в контакт с неким внеземным разумом, делало оно это тысячи лет. И это называется “религия”.

Так дала ли религия человечеству некие сверх-разумные познания? Мы можем судить об этом, сравнивая сведения о мире, “полученные” от неких богов из книжек, со сведениями, которые предоставляет нам наука.

Мы знаем ,что Земле далеко не шесть тысяч лет, что Земля не плоская, что органическая жизнь не была создана за шесть дней, что женщины не возникли из костей мужчин, что по воде нельзя ходить… И так далее.

Мы видим, что все поиски контакта с неким вселенским разумом, которые человечество пыталось осуществить при помощи религий, приводили к абсолютно бредовым результатам.

Почему же сверх-разумные создатели нашего мира из библии так и не удосужились сообщить своим поклонникам что-нибудь получше сказок про  плоскую  землю, хотя бы правду? Вероятно, потому, что этих разумных существ попросту нет, а вызвышенные разговоры про жизнь в матрице так и остаются бесполезными муссированиями библейских деистских идей, не имеющей научной ценности.

Поэтому красивая художественная глупость о разумной задумке так и остаётся глупостью, кто бы её ни озвучивал: фильм “Матрица” или же Илон Маск.

Такие дела…

Хватит на сегодня.

Advertisements

Боженька на стёклышке

Умение называть вещи своими именами и чётко формулировать смыслы – самое страшное оружие против духовности. Верующие это прекрасно понимают, поэтому атеистам от них нередко приходится слышать все эти “вы рассуждаете слишком примитивно” и прочие жалобы на грубость и “ребяческую наивность”. При этом боговеры, заметьте, не оспаривают того, что атеисты правы. Они оскорбляются, жалуются на неудобную для них “детскую примитивность” и чёткость атеистических формулировок.

Что вполне понятно: боженька ютится в недосказанности. Несформулированные по причинам религиозных табу идеи и умозаключения создают прекрасную возможность выдумать себе что-то такое эдакое волшебное на свой собственный вкус. Верующие называют это пафосными словами “мы пришли к богу”, хотя они всего-лишь придумали себе сказку, свято следуя запрету разбора образа всевышнего по косточкам. Проще говоря, умственные табу провоцируют неразвитость, в которой бог очень уютно “чувствует” себя.

Схожий приёмчик, кстати, использует и всем надоевший мистер Путин. Все эти предельно общие рассказы про “мы работаем”, “надо стараться” и прочие громкие пустые обещания в перемешку с “ммэээ”, с одной стороны, не дают упрекнуть кремлёвского главаря в безынициативности. Но с другой, позволяют электорату придумывать картинки неопределённого прекрасного светлого будущего, в которое хочется верить.

Впрочем, все иллюзии по поводу Путина прекрасно рассеиваются объективным наблюдением результатов его работы. Войны, трупы, битые дороги, копеечные снижающиеся зарплаты, которые отдаются на покупку говна с продуктовых полок, – всё это куда красноречивее любых “мммэ, нам надо” и “встанем с колен”.

Но вернёмся к богу. Конкретнее, к персонажу, описанному в фентезийном еврейском народном эпосе. Это который Библия. И разложим по косточкам. Вытащим гадину из его духовной дымки загадочности на предметное стёклышко чётких смыслов и попытаемся отпрепарировать затабуированные верующими связи.

Итак, начнём.

С точки зрения самих верующих, Библия – это боговдохновленное произведение, оно “святое”, потому что его косвенный автор – сам бог. Это откровение бога о самом себе, поэтому бог там описан, по идее, весьма правдиво.

Сама Библия состоит из 66 канонических книг, сведения о боге в которых размазаны тонким слоем. Но мы можем сделать из них экстракт.

Итак, что же мы узнаём из Библии про этого самого бога? Вполне конкретно. Это разумная антропоморфная личность (“по образу и подобию”), имеющая свой характер, очень скверный, кстати, а также собственную волю, эмоции, чувства и идеи. Это существо, способное принимать решения, давать советы и знающее человеческий язык. И так далее.

Собственно, глупо было бы думать, что древние племена Синая смогли бы выдумать нечто иное. Как я уже писал в Эволюционных корнях религии, бог – это просто мнимый важак человеческой стаи, поэтому его антропоморфность вполне закономерна. Вымышленным важакам человеческого общества люди естественно придают свой человекообразный образ, что мы и имеем из “священной” книги.

Но помимо чисто человеческих черт, библейский бог имеет и серъёзный магический бонус – он умеет нарушать законы физики и творить материю из ничего. Все эти превращения людей в соль, сотворения мира и хождения по волнам – фокусы, которые не под силу даже вооруженному самыми современными спец-эффектами Дэвиду Копперфильду.

А вообще история бога в Библии – это история круглого идиота со сверх-возможностями. Простой пример. Сперва бог производит мужчину и женщину с проклятьем. Потом бог делает женщину беременным самим собой, чтобы самому родиться человеком. А потом бог позволяет людям убить себя, чтобы принести в жертву самого себя самому себе, тем самым освободив человеков от проклятья, которым бог их сам наделил! Вуаля!

Бессмысленных героев лучше высмеивать, чем поклоняться им. Но смотрим дальше.

В общем, что мы имеем в сухом остатке? Бог – это разумное человекоподобное существо, хотя его разум и склонен к чудовищным глупостям. Плюс к тому, обладающее сверх-способностями. И здесь мы подошли к очень важному моменту. Простая выжимка из приключений бога позволяет сделать очаровательный трюк: свести затуманенную, противоречивую и сложную гипотезу бога к весьма простой формулировке.

Представим себе две вселенные. В одной из них нет никакого бога. В другой же обитает библейское разумное похожее на человека сверхъестественное существо, способное намеренно по собственной разумной воле нарушать законы физики, сотворять планеты и убивать людей. И намеренно эту вселенную создавшее. Так вот. Гипотеза бога сводится к следующему. Наша вселенная – это второй вариант, но никак не первый.

Меня, как химика, естественно, больше устраивает первый вариант, потому что разум – это продукт эволюции, поэтому он мог возникнуть только на поздних стадиях существования вселенной. И посему не мог быть причиной её возникновения.

Естественно, верующие заводят рака за камень и говорят, что это, наоборот, “сначало было слово”. Кстати, если вначале было слово, а не тот, кто его произнёс, то как оно могло быть вначале!?! Религия – это яд для ума.

Освобождение от религиозного пафоса обнажает простой смысл. Гипотеза бога довольно проста в формулировке. К тому же, зная эту формулировку, мы вполне можем выйти в совсем уж неприятную и неожиданную для верующих плоскость – плоскость проверок.

И здесь мы приходим к следующему. Вопрос бога возможно разрешить очень просто, получив на него вполне конкретный ответ: “да” или “нет”. То есть, чтобы доказать гипотезу бога, в нашей вселенной нужно всего-навсего обнаружить разумное человекоподобное существо с вышеописанными характеристиками. И это уже делает вопрос бога чисто научным.

В общем, гипотеза бога – это наличие в “нашей” вселенной вышеописанного разумного человекообразного существа.

Такой вопрос бога требует исследований, но никак не песенок, маскарадов и ритуалов. И здесь верующие со своими тряпочками, крестиками и молитвами остаются не у дел. Потому что их культ нисколько не способствует решению научного вопроса бога. Взамен лишь обрамляя его бессмысленным театром.

Конечно, есть ещё одна категория защитников святынь, которые называют себя агностиками. Эта публика любит рассказы о принципиально неразрешаемых вопросах, которые невозможно ни доказать, ни опровергнуть. Потому что некоторые вопросы лежат вне плоскости доказательств.

Например, этот любимый философами подвох про “видите ли вы красный цвет таким же, как вижу его я!?!” Не исключено, что красный цвет, которым его видит один человек, выглядит совершенно иначе для другого. Просто оба привыкли называть это словом “красный”.

Философы приводят этот вопрос как пример вопроса, на который невозможно получить строгий ответ, сколько бы новых проверок ни появилось в будущем. И некоторые мыслители относят вопрос бога к таким же принципиально неразрешимым вопросам.

Я думаю, что это такое завуалированное выведение вопроса бога из поля научных изысканий. Возможно, это происходит потому, что многие люди могут почувствовать неловкость, переводя сложный многовековой сакральный вопрос в лаконичный научный.

И я также разделяю точку зрения, что такое априорное отнесение вопроса бога к неразрешимым делается как-то слишком уж поспешно.

В истории науки есть масса примеров, когда вопросы, казавшиеся принципиально неразрешимыми, сложными и недоступными для нашего понимания, успешно разрешались. В 1835 году знаменитый французский философ позитивист Огюст Конт писал, что “человечество никогда не узнает состав Солнца и звёзд”. Что, в принципе, имело свои основания, поскольку Солнце и звёзды нельзя поместить в пробирку и сделать химические анализы. Но уже в тот момент, когда Конт писал об этой невозможности, была открыта оптическая спектроскопия, позволившая понять химический состав ближайшей к нам звезды!

Современные астрономы ежедневно опровергают утверждение Конта, исследуя спектры самых разных звёзд из разных уголков вселенной и получая информацию об их химическом составе.

Вопрос бога может быть не таким уж и неразрешимым. По крайней мере, мы знаем, что нам нужно, чтобы найти на него ответ “да”. Нам нужно обнаружить в нашей вселенной вредного сверхестественного дядьку, который своей собственной волей может создавать планеты и нарушать законы физики.

Получи мы проверяемое, валидное подтверждение его существования, как смысл религии окончательно утратится, и мы получим бога как некий строгий научный факт. Бог станет достоянием подлинных учебников, критика которых не будет вызывать ни у кого оскорблёных чувств, как не вызывает ни у кого оскорбления чувств критика устарелого учебника химии при подготовке нового.

Но, я думаю, что такой праздник, скорее всего, никогда нам не грозит. Потому что вероятность обнаружить этого космического дядьку-трансформера столь же велика, как и обнаружить совокупляющиеся тумбочки в собственном кабинете.

Дело в том, что отсутствие бога следует из самой Библии. Вот вам попытка доказательства отсутствия бога на её основании.

Когда я слышу, что бог находится за пределами разума, я всегда спрашиваю, является ли религия уделом безумцев!? Аврамов бог – это продукт еврейского народного фольклора, который на основании же этого фольклора может быть подвергнут сомнению. И у нас нет ни малейших оснований приводить фантазии древних племён в нечто фактологическое, высшее и фундаментальное, только лишь на том основании, что образ бога неразвитые, далёкие от прогресса люди жевали несколько тысяч лет. Поэтому в дань традиции совершенно не стоит приносить факты. Имейте смелость этого не делать…

Человекоподобный вредный старик, способный делать чудеса по своей собственной воле, имеет вероятный возраст примерно в 5000 лет. И не потому, что таков возраст вселенной. Тогда бог поселился не во вселенной, а в воображении кочевых синайских племён. Фантазии этих племён превратились в липкую традицию, которую принято жевать и в наше время, просто лишь потому, что это “традиция”, и она – “древняя”.

Впрочем, эта трудность вполне понятна. Полинезийцы, строившие макеты самолётов из веток, чтобы им привезли контейнеры, отказываются считать это строительство абсурдом, даже увидив работу транспортных лайнеров и их логистику. Вероятно, вера в бога строится на столь же архаичных и примитивных механизмах человеческой психики. Которая в состоянии придумать примитивный образ, чтобы потом в своих фантазиях возвысить его (а на самом деле себя) до высот вселенной…

Всё на сегодня.