День пидараса

Совершенно не понимаю, почему равнодушные к гомосексуализму люди, такие, как я, должны лицезреть пидорскую символику? Какого хуя эта идиотская радужная хуетень делает в моём Вордпрессе? И, сука, даже в Фейсбуке!? Я совершенно не желаю пускать это в свою жизнь.

Мне глубоко начхать, кто кого куда ебёт. Но когда меня пытаются поставить перед фактом, что какие-то люди ебут в жопу друг-друга и испытывают в связи с этим острую нехватку гражданских прав, меня начинает тошнить.

Меня совершенно не волнуют права геев и их проблемы. И я вовсе не считаю нужным принимать их проблемы к своему сведению. Я совершенно не обязан им сочувствовать и быть с ними солидарным.

И вообще, почему пидарасы не толерантны к тому, что я считаю их пидарасами и мне на них похуй!?!

Я совершенно не одобряю преследований геев, в отличие от поклонников еврейских сказок о Содоме. Но я также не вижу оснований превозносить геев и считать их сливками общества, настолько важными, что проблемы их прав должны меня как-то заботить.

Вопрос об однополых браках сводится только лишь к юридическим формальностям. Почему из-за того, что какой-то пидарас хочет себе в паспорт определённую закорючку или колотуху, нормальные люди должны любоваться гей-парадами и вообще всей этой педерастической хуитой?!

Когда я вижу геев, я не могу отделаться от мысли, что они ебут друг-друга в жопу. Это настолько отвратительно, что у меня по коже пробегает холодок.

Мне малоинтересно, кто кого куда ебёт. Но когда интимные подробности своей половой жизни афишируют публично и призывают к уважению на этом основании, возникает обратная реакция. Фу, бля, пидарасы!

И баянистый анекдот в заключение.

– Что там за шум на улице, Бэрримор?
– Это гей-парад, сэр.
– И чего же они требуют, Бэрримор?
– Однополой любви, сэр.
– Им разве кто-то запрещает?
– Нет, сэр.
– Так почему же всё-таки они шумят?
– Пидарасы, сэр.

Advertisements