Про блокировки российских СМИ, дезинформацию и свободу слова

Стоит западным чиновникам только лишь заговорить о возможных санкциях в отношении Раши Тудэй или же любого другого прокремлёвского СМИ, как российские пропагандисты поднимают свой характерный вой. Они жалуются на русофобию и язвят про подлинность свободы слова на Западе.

Мол, русских бедных унижают! Никаких оснований для блокировки наших замечательных каналов, кроме русофобии, нет, а ваша “свобода слова” существует лишь на бумаге! На деле вы блокируете любой независимый источник, мнение которого отличается от вашего! Ха-ха! Какие вы на Западе лживые трусы! Ужас! Русофобия!

Ну и, естественно, империей свободы слова называется россия. “У нас свобода слова, а у вас двойные стандарты и лицемерие!”

Так вот. Хотелось бы по этому поводу сделать небольшие разъяснения.

Поясню на примере.

Когда военный преступник развязывает новые войны или делает ещё что-нибудь эдакое гадкое, но про это нельзя говорить в СМИ, то это и есть нарушение свободы слова. А когда военный преступник совершает свои преступления и рассказывает в СМИ про то, какой он белый и пушистый, но это блокируется, то это борьба с дезинформацией.

Российская пропаганда хронически подменяет эти понятия.

В России нет никакой свободы слова. Разоблачительные ролики про коррумпированных чиновников запрещаются, вместо того, чтобы этих чиновников арестовывать. Протестующих против войн сажают в тюрьмы, если не убивают. Вместо того, чтобы останавливать эти войны. Зато в России есть свобода дезинформации. Это когда по центральным СМИ рассказывают про “их_там_нет” или же про “фантазии Навального”. И прочее такое.

Напротив, на Западе есть свобода слова. Какая-никакая, но есть. Это когда вещи называют своими именами: оккупантов называют оккупантами, военных преступников называют военными преступниками. Зато на Западе существует явный запрет на дезинформацию. Который кремлёвские спекулянты называют как “нарушение свободы слова”. Им, видите ли, не нравится, когда их лживые каналы называют лживыми и за это блокируют! Это у них называется “ущемлением свободы слова”!

Неужели они на самом деле думают, что за счёт своей тупой совковой демагогии им удасться отделаться от новых санкций!?!

Всё то же самое было в СССР. Были и информационные войны. Были и санкции и борьба с советской пропагандой, которую тоже называли “ущемлением нашей свободы”. Но это всё нисколько не спасло СССР от развала, Совок проиграл санкционную войну.

Глупо думать, что, наступая на те же грабли и используя те же приёмы, нынешняя россия сможет вдруг выиграть очередную холодную войну.

Всё на сегодня.

Advertisements

Коррупционная игла, лояльность к режиму и Чечня

Вот интересно, почему российское КГБ какбы всё про всех знает, но проворовавшихся губернаторов и мэров никто не сажает? Что, распилы и откаты – это легально? Или комитетчики не в курсе, что депутаты\мэры\начальники взятки берут!? Про делёжку бюджета в КГБ не знают? Ответ очень простой. Да всё они знают. Просто так устроена вертикаль российской власти: чиновники сидят на коррупционной игле.

Что это такое? Между Комитетом (читай, Кремлём) и главами региональных администраций есть своего рода джентльменское соглашение. Мы глаза закрываем на то, что вы бабки пиздите, ну а вы будьте лояльны. Мы скажем, что надо на митинг в поддержку Новороссии тридцать три тысячи согнать, вы сгоните. Мы скажем, что надо всех в городе раком поставить и заставить их при этом “Слава Путину!” три раза прокричать, вы поставите. Устроить крестный ход против коррупции на тысячу – устроите. Обеспечить 98 процентов за Путина на выборах – обеспечите. Но только посмейте рыпнуться! Тогда у вас мигом найдутся незадекларированные доходы, левые оффшоры или вообще измена родине. И так далее.

Конечно, в такой ситуации честные чиновники просто не выдерживают конкуренции. Они невыгодны людям как сверху, так и снизу. Кремлю не выгодны, потому что не подсажены на коррупционную иглу, а, значит, могут не столь гладко слушатьcя указаний свыше. Что опасно. Невыгодно это и снизу. Потому что если начальник бабки не пилит, его подчинённым тоже не достаётся. А им хочется бабок, само собой. Везде пилят, а мы что, рыжие, а?

Вот и получается, что во властной вертикали лояльность завязана на финансы. Кстати, денежная верёвка до поры очень прочна. Потерять свои баснословные барыши за кивание головой, обменяв их на нары в тюряге – не самая радостная перспектива. Однако у этой схемы есть один побочный эффект. Будет понятнее, если объяснить его через аналогию.

Гидра способна размножаеться вегетативно – почкованием. Получая определённые протеиновые сигналы, клетки стебелька гидры начинают усиленно делиться. Вскоре они образуют почку, слитую с материнским организмом. Почка развивается. Она образует собственные щупальца со стрекательными клетками, собственную гастроцель – полость тела. До поры она связана с полостью тела материнского организма. В этом есть определённое преимущество: дафния, добытая почкой, обеспечивает трофику и материнского полипа. Ну и, конечно, материнский полип, поймав себе рачка, снабжает питательными веществами дочерний. Но как только почка достаточно разовьётся, она отделяется. Нужно, чтобы в её клетки попадало достаточное количество питательных веществ.

С коррупционной иглой похожая история. Накопление капитала в руках глав регионов усиливает их финансовую независимость от Кремля. За которой может последовать политическая с военной, ведь человек, контролирующий финансовые потоки в регионе, может диктовать свои условия своим подчинённым и имено он будет рулить ими на свой лад. Ну а каждый местный князёк хочет стать местным царьком, как известно. Более того, возможность накапливать средства усиливает политическую независимость не только конкретно глав регионов, но и формирует региональную иерархическую пирамиду власти.

Начальник держит только лояльного подчинённого, который держит только лояльного подчинённого, и так далее. Так и выстраивается административная пирамида из начальников и подчинённых, адаптированная к финансовым потокам сверху наилучшим образом.

Вот и получается, что финансовая помощь центра приводит к созреванию целого субгосударственного полипа, который, надо помнить, может быть готов отпочковаться в случае чего.

Причём с этим сложно что-либо поделать. Прекратить финансирование региона нельзя, потому что это приведёт к ухудшению финансового состояния, к недовольству населения, как следствие – к нестабильности. Снимать коррупционного управленца тоже сложно. Потому что это разрушит устоявшуюся лояльную к власти иерархическую пирамиду чиновников. Плюс к тому, это нарушит устоявшуюся схему отношений между Москвой и регионом. Такое нарушение чревато конкуренцией за власть, нестабильностью. Что не есть цель Кремля. Ну а позволять и дальше местным качать в свои карманы денежки опасно тем, что они могут захотеть и захотят отпочковаться от Москвы. Безвыходная ситуация. И, похоже, она уже даёт о себе знать в некоторых уголках России. Полипы будущих самостийных республик зреют на крупных дотациях и распилах.

Начиная с некоторого момента, лидер региона накапливает столько капитала и получают такое влияние, что оно может даже затмить влияние метрополии.

Наверное, самый яркий пример такого зрелого субсамостийного региона – это Чечня. Фактически, Чечня – это особая страна. Со своими законами. Со своими силовыми ведомствами. Со своими начальниками. Со своими распорядками. Со своими СМИ.

Помните ту историю, когда Кадыров пообещал стрелять в федеральных силовиков, выполняющих операции в республике без его ведома? На месте Москвы нужно было бы мигом уволить Кадырова за самоуправство. Однако этого не произошло. Это и есть явные признаки обособления региона и потери метрополией влияния над ним.

Недавняя громкая свадьба 17-летней девушки и старого МВД-пердуна возмутила рунет. Особенно возмутил её показной размах. Однако этот размах неприятен не только тем, что высокопоставленный мент может насильно взять в жены любую понравившуюся девочку и громко об этом заявить. А тем, что этот шик – показное наплевательство на российские законы, по которым многоженство запрещено. И где была Мизулина и Милонов с их истериками про браки с несовершеннолетними? Сидели как коты в чулане.

Вся эта публика ничего не смогла поделать. Потому что они вовсе не хозяева в Чечне. И, похоже, не только они не хозяева, но и люди повыше их тоже ничего уже не могут там поделать.

Если Россия – это лоскутное одеяло, то лоскуток Чечни держится всего на одной нитке – нитке денег из Кремля. Дочерний полип уже раскачивается на тонком-тонком стебельке, который может легко оборваться, если вдруг оборвётся финансовый рай.

Посмотрите недавний фильм о Кадырове «Семья». В нём прекрасно рассказано о лояльности к Путину и о том, во что такая «лояльность» для Чечни и Кадырова лично вылилась. Потоки мировых событий всё сильнее и сильнее раскачивают полип.

Возможность брать деньги в обмен на преданность Кремлю чревата укреплением влияния определённых лиц. Которые, накопив достаточно ресурсов, могут и отпочковаться.

Вот вам и механизм обмена лояльности на большие денежные средства. В Кремле, наверное, оценили его краткосрочную эффективность. Но забыли про то, что же бывает в долгосрочной перспективе. Долгосрочная перспектива, похоже, цинично переигрывает Путина, несмотря на его поклоны иконам и перемигивания с патриархом.

Русский мир поразительно сильно пахнет мешками с долларами. Как только эти мешки становятся меньше, на карте Русского мира начинают появляться трещины, ну а духовные скрепы начинают ржаветь в усиленном порядке. Впрочем, ничего удивительного. Я думаю, идея Русского мира давно изжила себя. И продажная лояльность – это единственный способ хоть как-то замедлить гниение мертвеца и сохранить его относительно свежий товарный вид.

Кадырочности пост

Начну издалека. Важную часть истории России занимает конкуренция всевозможных негодяев за право промывать народные мозги. Негодяи, которым удалось выиграть борьбу и дорваться до власти, формируют госидеологию и начинают мыть мозги граждан с густой-прегустой пеной крепким-прекрепким идеологическим шампунем, попутно жестоко преследуя и устраняя не только всех потенциальных промывателей-конкурентов, но и вообще всех осмелившихся иметь иной взгляд. Читай, государственная идеология занимается жесткой селекцией определённых мемов, яростно подавляя мемы-конкуренты и тех, кто их мог бы их реплицировать.

А ещё есть одна особенность идеологии России – она формируется исключительно вокруг культов. Будь то культ Ленина или Иисуса.

Идеологическая борьба очень ресурсоёмка. И рано или поздно борьба с инакомыслием уменьшает свою интенсивность по причине исчерпанности тех или иных ресурсов. И тогда режим даёт послабление. Которым мгновенно пользуются уставшие от идолов недовольные граждане и мозгопромыватели-конкуренты. Начинается циркуляция непривычных идей и идеологическая неразбериха следом. В этот момент происходит смута, в результате которой страна приходит в глубокий упадок. И вместе с ним гибнет и почти всё то хорошее, что успело вырасти за время идеологического подъёма. А оно успевает вырости, потому что государство не может тратить все ресурсы на культы и их защиту, иначе оно рискует погибнуть очень быстро.

Интенсивная мозгопромывка всегда заканчивается революцией.

Потрёпаная смутой, страна оправляется от травм, зализывая свои революционные раны. Это делается в условиях относительной свободы и идеологической неопределённости. Но стоит стране только немного оправиться, как у власти оказываются очередные мозгопромыватели и снова принимаются наводить идеологический порядок: насиловать людские мозги с новой силой и устранять всех конкурентов и инакомыслящих. Свято место пусто не бывает. Так замыкается круг.

Агрессивная мозгомойка->ослабленная мозгомойка->идейный кризис->революция->постреволюционный рост, относительная свобода и идейная неопределённость-> агрессивная мозгомойка…

У смут в России есть одна общая черта – они делаются с полным пренебрежением коллективными интересами. Не был ли предательством интересов большинства развал царской империи с её промышленностью, наукой и культурой, на смену которой пришли большевики с голодомором, красным террором и ГУЛАГом? Не было ли предательством коллективных интересов разложение СССР с его полётами в космос и искусством, на смену которым пришел упадок 90-х?

Кстати, коллективные интересы в этой формуле сильнее всего нарушаются в двух местах. Первый раз – во время революции, когда разрушается инфраструктура, управление страной, и так далее. Второй – во время перехода от периода восстановления к новому витку тоталитарной мозгомойки, когда начинается идеологическая селекция, от которой страдает творческое интеллектуальное меньшинство.

Православная мозгомойка в царской России кончилась пролетарской революцией. После которой начался НЭП. Казалось бы, рост, международные контакты, рынок, относительная свобода.. Но нет. Как только страна оправилась от травм, началась индустриализация и сталинский террор. Снова тоталитарная идеология, лагеря, трупы…

Идеология Совка ослабла в 80-х. Далее мы уже знаем: ужас начала 90-х. Затем страна зализала свои раны в прогрессивные поздние девяностые и сытые нулевые. Даже достигла некоторых успехов. Снова международные контакты, сытая жизнь и… И теперь, как мы знаем, настало время для нового витка тоталитарной идеологии.

Все признаки его начала мы уже видим: это и полностью цензурируемые СМИ, это и появление политических заключённых, это и закипание православно-патриотических страстей. Это и блокировки сайтов в Сети с угрозами её полного отключения, просачивающимися в пока что жёлтые издания. Это и формирование подконтрольных кремлю групп добровольцев-защитников режима.

А теперь про Путина. Нравится вам это или нет, но он не может быть президентом вечно. Сколько игр ни проводи и свечек ни ставь, всё равно придётся умирать.

Политики редко живут дольше 75 лет. Уж слишком нервная это работа. И рискованная: очень уж высок соблазн окружающих занять твоё завидное дающее множество привилегий местечко.

Путин уже разменял свой седьмой десяток. Понятно, что ему быть у власти осталось не так уж и долго. И отсюда возникает интересный вопрос: а кто бы мог быть его преемником?

Следуя вышеуказанной исторической формуле, это должен быть человек, который выстроит тоталитарную идеологию с нарушением коллективных интересов страны. Это должен быть тиран и идеологизатор. Сейчас интересы России можно нарушить её международной изоляцией. Ну а тоталитарную идеологию проще всего строить на религии.

И вы знаете, на роль такого человека отлично подходит один наш религиозный знакомый – Кадыров. Агрессивный верующий ханжа, деспот, поперающий Конституцию РФ, убийца русских в 16, враг Запада,  хранитель традиционных ценностей и, надо полагать, небольшой поклонник либеральных взглядов.

С полгода назад я назвал Кадырова в качестве возможного преемника Путина. И, возможно, к этому и идёт дело. Вот вам одна новость. И ещё одна с Эха.

Помните, как становился президентом сам Луноликий? Сперва должность в Кремле. Затем он – премьер. Ну а после – и вовсе царь. Может быть, возможное назначение Кадырова – это первый шаг в этой цепочке?

Может быть, конечно, это просто журналистская утка. Но что, если нет? Что если это реальное отражение настроений кремля?

Это наталкивает на один любопытный вопрос. В состоянии ли нынешняя Россия избежать участи снова стать идеологизированной тоталитарной державой? Сможет ли страна свернуть со своих исторических рельс, отдав дань прогрессу? Я уже вкратце затрагивал этот вопрос, когда писал о православии и коммунизме. Но вообще это сложная отдельная тема, которой я ещё коснусь в одном из следующих выпусков. Следите за обновлениями.