Идеологическая наркомания, или почему телевизор пока побеждает холодильника

Физиологи привыкли говорить о нервной системе в терминах возбуждения-торможения и раздражителей, которые это возбуждение или торможение вызывают.

Наркотики – это всего лишь раздражители, которые вызывают возбуждение определённых участков мозга. В результате этого возбуждения с сознанием употребившего наркотики и происходит то, что называется трипом.

Но наркотики – это не единственные раздражители, способные влиять на работу нервной системы человека. Поразительно, но роль таких раздражителей могут выполнять даже нематериальные стимулы, будь то музыка, картинки, кино и даже идеи.

Поясним.

Мозг млекопитающих, человека в том числе, можно приучить реагировать на определённые раздражители определенным образом. В физиологии это называется создание условно-рефлекторных связей. Эти связи позволяют добиваться ответных реакций на нематериальные информационные раздражители, которые ничем не уступают реакциям на естественные раздражители. Например, слюни у собаки Павлова одинаково хорошо текли как на звоночек, так и на непосредственное попадание мяса на язык собаки.

Человек, естественно, тоже способен вырабатывать условные рефлексы. Это касается не только слюней по звоночку, хотя такие опыты, конечно же, были. Например, человека можно приучить испытывать радость, даже эйфорию, при реакции на определённые идеи, картинки, новости и прочее.

Все эти конфетки детям на 9 мая, праздники, апплодисменты юным пионерам, вкусная еда после так называемого поста или же громкая музыка на параде – всё это стимулы, способные вызывать вполне явное возбуждение, переходящее в эйфорию. Это удовольствие можно условно-рефлекторно закрепить. За счёт этого можно создать рефлекторную связь между идеями пропаганды и эйфорией.

Карл Маркс был весьма прав, называя религию опиумом для народа. Причём это может быть любая религия, от культа 9 мая, вождя и КПСС до православия. Все религии одинаково приучают свою паству с радостью или же с эйфорией воспринимать всевозможные религиозные события.

Особенно успешно человек приучается к возбуждению, связанному с ощущением им собственной важности и общественной весомости. Люди – социальные существа, поэтому нам важно то, как о нас подумают окружающие. Вероятно, это такая специфика нашего биологического вида.

Все эти рассказы про великую империю, народа-богоносца, самую-самую сильную в мире армию, любовь ангелов и прочие сказки способны вызывать самую настоящую эйфорию. К ней приучают с детства. Её выпестовывают по ТВ. Ей пичкают в школе. Сперва эту радость подкрепляют конфетками и праздниками. А затем, после того, как рефлекторная связь установится, необходимость в конфетках отпадает. Публика и без них готова реветь от счастья при виде фюрера, флажков, костей святых, путина по ТВ и т.д..

Эйфория, вызванная рассказами про бога, великую империю и особый народ, ничем не уступает эйфории, которую вызывают наркотики. Иногда эту эйфорию и усиливают наркотиками. В результате общество, “подсаженное” на эйфорию об имперском величии, может чаще скатываться к массовому употреблению наркотиков, чтобы её усилить.

Я думаю, что распространенность пьянства и наркомании в России объясняется именно этим: распространённостью эйфорической реакции на идеологию, которую пропаганда умело и усиленно прививает населению.

Эйфория для наркоманов оказывается важнее, чем всё остальное. Алкоголики, несмотря на то, что теряют от пьянства здоровье, социальный статус, деньги, интеллект и развитие, всё равно продолжают пить свою водку. Ради неё они даже готовы совершать преступления, например, грабить пенсионеров у банка. Примерно то же самое можено сказать и об опиатных наркоманах: эйфория вытесняет у них здравый смысл. Ради очередной дозы они бывают готовы грабить старушек и убивать детей.

Наркотизирующий эффект таких раздражителей, как опиаты или водка, оказывается сильнее тех последствий, которые эти вещества вызывают. Но то же самое справедливо в отношении эйфории, вызываемой идеями империи, величия или всесильного бога.

Люди с голыми жопами готовы сидеть перед телевизором, чтобы им рассказали про их величие. Ради наркотических идей пропаганды публика готова идти на войну, убивать соседей, жить в дерьме и голосовать за уродов. В общем ,делать что-то скверное. Примерно так же, как ради стакана алкоголики готовы пропить свои последние штаны.

Наркотический эффект идей пропаганды сводит общество с ума, так же, как его может сводить с ума массовый алкоголизм.

Именно поэтому телевизор пока побеждает холодильника в России. Тот кайф, который сообщают населению голоса по ТВ, сильнее, чем сытая жизнь, спокойствие и отсутствие войны. Кайфожорство оказывается сильнее, чем здравый смысл.

Все эти люди, готовые убивать ради пропаганды и творить прочие нелепости, – это, по сути, наркоманы, наркотизированные чушью с ТВ.

Конечно, далеко не каждый, кто выпил водки, становится заядлым алкоголиком. Индивидуальная чувствительность к стимулам у всех разная, и кто-то отказывается от алкоголя так же легко, как и от идей великой империи, супер-народа или самого лучшего царя. Но есть и восприимчивая публика. И её много.

Как и любые наркотики, ядовитые идеи пропаганды способны вызывать привыкание. Это необходимость повышать дозу (силу раздражителя) для достижения прежнего эффекта. Более того, религиозные идеи пропаганды вызывает ещё и зависимость. То есть, необходимость эту дурь употреблять! Так, потребность в пропаганде и её идеях становится всё большей и большей. а её потребители становятся зависимыми от очередного выпуска новостей с путиным. Они реально испытывают “ломку”, если не посмотрят очередной выпуск.

Но существует ли способ для Холодильника победить Телевизор!?! Да. Всё дело в затухании условных рефлексов. Пока что эйфория от новостей и путина может подкрепляться очередными проделками вождя в виде, например, бомбежек в Сирии или якобы успешных действий в Солсбери. Но! Как только режим потеряет возможность поддерживать пропаганду финансово, условный рефлекс, связанный с ней, начнёт затухать. Возможно, для этого потребуется слишком уж явное и впечатляющее военное поражение, как это было, например, с Германией Гитлера, которая тоже в своё время подсела на наркотики пропаганды Рейха и фюрера.

Ну а пока телевизор непременно будет побеждать холодильника. Даже если ТВ-потребителям и нечем платить за свет. Главное, что режим и его пропаганда целы, и они пока способны играть на раздражителях народного величия. А 86 процентов и радо новым дозам пропаганды.

Вот такая невесёлая картинка вырисовывается.

Читайте также. Крымнаш как стимулятор с тяжелыми побочными эффектами.

Advertisements

Секреты фабрики идиотов, или православный джихад

Секреты фабрики воинствующих идиотов предельно просты. Их сформулировал ещё доктор Геббельс, хотя, вероятно, это не было его собственным открытием. Геббельс лишь подытожил опыт пропагандистов-проповедников предыдущих эпох.

Итак…

Сперва втолдычиваем населению некую утопическую, абстрактную и обязательно возвышенную идею. Подчеркну: обязательно возвышенно-абстрактную. Свобода, равенство и братство! Коммунизм! Да восцветут для нас сады рая Аллаха! Светлое будущее! За триумф единства арийской расы! Раскулачим злых кровопийц ради народа! Вот некоторые примеры, весьма успешно опробованные на практике. А затем прививаем идею абсолютной нетерпимости к любым иным точкам зрения.

В принципе, одно прекрасно дополняется другим. Любые возвышенные религиозные утопии не имеют никаких достоверных подтверждений своей возможности. Поэтому помпезные мифы могут держаться только на искусственной нетерпимости к иным взглядам и следующей из этого агрессии. Ну а агрессия будет держаться на “святости” возвышенных идей и возникать от попыток покушения на них, критика будет восприниматься как “покушение на святое”, что, естественно “не допустимо”.

Вот так в голове обывателя формируется самодостаточный клубок из святынь вместе с агрессией к “кощунству”.

Следует понимать, что любые святые и герои являются постановочным фарсом. Человек не рождается с верой в идеи Ленина или бога. Он получает это в результате воспитания, сложной социальной дрессировки. То есть, религия – это всего лишь выработка определённых условных рефлексов. Ну там, делать серъёзную мину, услышав слово “бог”, или вытягивать руки по швам при показе картинки “путин”. Это ничем принципиально не отличается от слюнотечения у собачек Павлова по звонку. Просто в данном случае “звонок” – это крестики, картинки, пение и портреты вождя. Ну а “слюни” – великодержавный бред про веру, отечество, церковь и родину.

Родина с самого раннего детства натренировывает своих юнитов пускать такие слюни по нужному сигналу. Но смесь из святынь и необходимости их лелеять – это лишь дерьмо в сортире. Простаивать его просто так не интересно ни фашистам, ни попам, ни иным жрецам. И родина научилась кидать в него дрожжи.

И эти дрожжи – “враги”. Рассказы про то, что “они нас окружают” и “это неверные” заставляют связывать ниточку из клубка святынь и агрессии с практикой, ведь при этом во “врагов” целенаправленно тычется пальчиком. Формирование такой ниточки как ещё одной рефлекторной связи вызывает возбуждение миллиардов нейронов. Это возбуждение не проходит незамеченным для мозга и сопровождается патриотической эйфорией, “вскипанием ярости благородной”.

Вот так патриотические фанатики бегут жечь кинотеатры, взрывать вокзалы или же убивать детей “врагов народа”. Чем больше в человеке святого, чтем быстрее он пойдёт убивать неверных. Причём неважно, что ему скормлено в качестве святынь. Это может быть любая фигня, как то “наш путь”, царь Николя-2 или Аллах.

При этом любая религия имеет серъёзный идиотизирующий эффект. Верующие люди привыкли ассоциировать себя с чем-то возвышенным, поэтому они не видят смысла утруждать себя интеллектуальным развитием или образованием. Зачем, если верующие и так считают себя избранными!?

Вот так и получается толпа религиозных агрессивных идиотов на службе родины.

Государство путина усиленно пропагандирует и догматизирует свою возвышенность, святость и духовность вместе с крайней нетерпимостью к иным точкам зрения, то, по сути, формируется фашистский религиозный культ. Более того, наиболее яростные сторонники этого культа не сажаются в тюрьму, порой они совсем не получают никакого наказания за свои выходки. Им дали зелёный свет. Государство операется на радикализацию сторонников собственной идеологии, и они ферзеют от этого всё больше. Начали с погромов выставок и зелёнки. Несложно представить, во что это может перерасти в будущем.

Поджог машины журналиста — это только ещё цветочки. Зато духовность. Но это лишь начало шоу.

Впрочем, мы знаем, чем обычно заканчивается фашизм. Ещё вчерашние истуканы и вожди нации дохнут у сортира в Тырговиште или же обосновываются в верёвке на центральной площади города. Конечно, есть парочка запущенных случаев. Это Северная Корея и империя Володимира Корсунскаго. Но и до них обязательно доберётся крах. Ведь любые диктатуры обязательно имеют кризисы в экономике… Сколько бы верующие зомби не причитали жития святых.

Всё на сегодня.

Паранойа как принцип диктатуры

Разные диктатуры используют совершенно одинаковые схемы пропаганды. Что RT, стариков там и милонов, что новости кореи — все они окормляют свою аудиторию лапшой из одного котла. А вот из чего эта лапшп делается. Будет простыня, объясню долго.

1) постулируем, что у нас есть некая сверх–ценность (природные богатства, духовность, гигантский потенциал учёных, светлое будущее — детали могут быть разными). и регулярно это твердим
2) внушаем аудитории, что на нас хотят напасть враги и “наше всё” обязательно отнять. Лучше всего это получается у людей с параноидальными расстройствами и бредом преследования. Таким вечно мерещатся враги повсюду, которые хотят их догнать, убить, ограбить. Найти людей с параноидальными нарушениями нужной направленности и степени силы совершенно не сложно. И они на полном серъёзе будут муссировать тему “враги повсюду”. Причём абсолютно искренне.
3) к бреду про “везде враги” приплетаем конспирологию: твердим про “планы Госдепа”. я называю это бредом разумной задумки. Да, есть такие пациенты ПНД, которые за всём видят коварный план. Больной думает, что все действия людей вокруг него — результат чьей–то заранее проработанной постановки. И чаще всего такая постановка сделана с целью навредить. Она зловеща и опасна.

Опять же, найти человека, у которого будет наблюдаться такое расстройство мышления, не сложно. Чаще всего оно и сочетается с бредом преследования. Такой человек будет генерировать нужный нам бред про врагов, истерики и козни США, подозревая всех в шпионаже.

Чем ценны именно люди с бредом как авторы материалов для идеологии и пропаганды? Тем, что у них первичный бред. У них получается очень простая, устойчивая, замкнутая и в себе непротиворечивая картинка мира. Которую легко скармливать 86 процентам.

В общем. Наше великое достояние, кругом враги и хитроумный план их атаки — основные ингридиенты ТВ–лапши. При этом про себя надо говорить, что мы исключительно мирные. И что, что оккупируем чужие территории и шантажируем всех ЯО! Это мы так обороняемся!

PS Пропаганда из диктатур болезненна. Ну и что!? Зато работает. И приносит деньги. Вон, посмотрите на Старикова. У него явно котёл подтекает. Но он при этом умудряется свои бредовейшие книги продавать.

Дети чествуют вождей

Характерная особенность всех тоталитарных режимов – сцены, где дети лижут жопу вождю. Например, Совок. Так было в 1978 году.

А вот 2014 год. Был Брежнев, стал Путин. Общая стилистика осталась прежней.

Ну и да, всё-таки в 1978 году лизание высочайшей сраки было сделано чуть талантливее.

Но сколько бы натасканные пропагандистами дети ни пели про рай на Земле, это нихрена не спасает режимы восхваляемых ими вождей от развалов.

Так было в СССР. Советская пропаганда была тотальной. Но и она не спасла СССР от краха. Также и сейчас всякие детишки, поющие про бога и Путина, ни коим образом не спасут путинскую власть от заката.

Устойчивость режимов определяется, прежде всего, их экономикой. А не ритуалом высокой духовности с участием безгрешных деток.

Может показаться, что детям промыли мозги, раз они так поют, и что это есть прочный идеологический фундамент режима, возведённый в сознании молодого поколения. Однако это не так. Вчерашние певцы режима будут проклинать этот режим, как только им начнёт сулить это бОльшие количества конфет, копчёной колбасы и импортных шмоток.

И на закуску. Это к вопросу о преданности вождям, которая навязывается карающими законами.

CddC_EGW8AAxJtR

Так что сколько бы сейчас ни пелось хвалебных од Путину и религии, знайте: путинский режим это не спасет. И вся это хрень обязательно обвалится, потому что построена на лжи, лицемерии, лести и тупых запретах.

Секреты фабрики зомби

Российское общество захлестнула эпидемия ненависти. По народным массам пробегают волны гнева в адрес всего мира, в особенности достаётся Западу и Украине. Бедные, нищающие из-за кризиса россияне стремительно теряют рассудок и начинают изрыгать проклятья в адрес укропов, Пятой колонны, загнивающего Запада и предателей\врагов родины!

Представьте себе вполне приличного на вид современного молодого человека, который носит модную куртку Nike, слушает свой плеер Sony и рассекает улицы культурной столицы на своём тюнингованном BMW. Всё бы хорошо, но лишь при одном произнесении слова “Киев” он, словно по условному рефлексу, на полном серьёзе начинает истерить про “уничтожение укропской заразы” и про “козни Запада”.

Антизападная паранойя; это иррационально, абсурдно и злокачественно. Порой злоба доходит до совершенно поразительных примеров.

Человек вполне украинской наружности заявляет: “Поханых хохлов бить надо! Клятые тварюхи, ещё выёбываются!” Я пишу “поханых” и “тварюхи”, чтобы передать характерное (и очень приятное моему уху) украинское произношение буквы “г”. Но как так!? Украинец и говорит такое!? Я не нашёлся, чтобы ответить иное: “Ты ёбнулся!? Да ты сам хохол, и поёшь про “бить хохлов”!? Из какой психарни ты сбежал, чудо!?”

Это вылитый самоциничный фашизм. Но как такое происходит? Почему творится этот пиздец!?!

Это называется “дух патриотизма”, но я бы отнёсся к явлению с осторожностью санитара инфекционного стационара. Я бы назвал это “Patriotismopathia malignans”, злокачественная патриотизмопатия.

Патриотизмопатия не только трансмиссивна, но и даёт вторичные очаги в область рассудка, совести, приличия и здравого смысла.

И сегодня мы поговорим про то, в чём же корень заразы и почему народная иммунная система оказалась к ней совершенно неустойчивой.

Немалую роль играет в этом российская пропаганда, которая активно насаждает идеи борьбы с врагами. Собственно, с особеннойстей российской пропаганды и начнём.

Современная российская пропаганда менее тотальная, но более тоталитарная, чем была советская. Российская пропаганда – это потомок советской. И она успела заметно эволюционировать.

Советская пропаганда была тотальной и грандиозной. Портреты Ленина в каждом дворе, его цитаты в каждом учебнике химии, пионерлагеря, режимные дикторы на радио, бдительные воспитательницы, стенгазеты, повестки дня для рабочих, лозунги на заводах, и так далее. Монстр советской пропаганды был огромным, его помпезность и размах не могут не поражать. Однако за его огромностью скрывались его явные слабости.

Были сферы человеческой жизни, куда щупальца пропагандного монстра всё-же не дотягивались, поэтому я и называю советскую пропаганду менее тоталитарной. Разные кружки учёных, тайные квартирные концерты, походы альпинистов, неформальные общества студентов. “Одни слова для кухонь, другие – для улиц.” Кухни в развитом СССР были теми романтическими клубами бесед за жизнь, в которые почти не проникали щупальца режимного осьминога. Своего рода отдушина в каждой прогрессивной квартире.

Плюс к тому, монстр пропаганды был хоть и грозен, но определённо подслеповат и глуп. И сквозь его щупальца цензуры ловко просачивались антисоветские идеи, порой поражая публику.

Вспомните мультик “Простоквашино”, где Шарик больше любит мясо из магазина, где “побольше костей”. Вспомните остроты советских комедий в адрес режима. Народ в СССР знал эзопов язык, которым умело пользовался прямо под носом у монстра. Кухонная правда, говоримая на эзоповом языке, создавала тот интеллектуальный щит, в котором застревали копья режимных идей.

Советская пропаганда казалось грандиозной, однако за этой грандиозностью скрывались пространства относительной свободы. Современная же российская пропаганда куда хитрее и умнее: она не кажется тотальной, однако она проникает в жизнь граждан значительно глубже.

Российская пропаганда не кажется тотальной. Вы не видите цитат Путина в учебниках, стенгазет с его портретами. Нету портретов Путина и Медведева на стенах домов. Пионеры не выкладывают камешками режимные лозунги на насыпях. Ну а перед вашим домом скорее всего нет доски почёта с новостями и героями труда. Перед каждой парой студентам не устраивают политических пятиминуток. Может показаться, что по сравнению с советской пропагандой российская явно сдала. Однако это впечатление обманчиво. Самый опасный соперник – это тот, от кого вы не ждёте опасности. И российская пропаганда, тихо, порой не вызывая даже подозрений о том, что это пропаганда, просачивается в самые сухие уголки вашей жизни.

Вы пользуетесь интернетом. Интернет доступен почти везде. В каждой квартире, наверное, есть роутер с поддержкой Вай-фай, позволяющий сидеть в Сети из любой точки вашего дома, с кухни в том числе. Даже если вы едите в лес за грибами на 300 километров от города, вы сможете и оттуда выйти в Сеть. Ну а выходя в Сеть, вы сталкиваетесь с новостями, рассказами Путина, речами депутатов и патриотическими роликами на YouTube. Вы решили проверить Контакт, почему бы попутно не посмотреть ещё кое-что, например, приглашения в группы, среди которых могут оказаться радикально-истерично-патриотические. Вы почти всегда пользуетесь Интернетом, вместе с которым к вам приходит и пропаганда. Так российская пропаганда проникает в жизнь почти каждого человека.

Современная пропаганда не выглядит тотальной, однако её щупальца могут доходить до каждого, где бы он ни был и что бы он не делал. Она незаметно проникает всюду, не оставляя свободного места. Поэтому я называю её более тоталитарной.

Незаметность – это ещё один приём, заслуживающий отдельного пункта.

Чем больше вам что-то навязывают, тем сильнее вы это отторгаете. Советская пропаганда была очень навязчивой. Она старалась опекать вас чрезвычайно плотно с самого вашего детства и до гробовой доски. Как следствие, она вызывала больше отторжения. Однако российская пропаганда куда хитрее: она, действуя в духе бывалого разведчика, старается быть незаметной и эффективной. Она не навязывается вам. Она даёт иллюзию выбора. В СССР нельзя было и подумать об антисоветских СМИ. Ну а в нынешней России есть какбы антирежимные, например, пресловутое “Эхо Москвы”.

Государство очень сложно обвинить в тотальной пропаганде; на все подобные обвинения оно смело предъявит вам “Эхо”! “Вот вы зря на нас гоните! Это всё – происки Запада! У нас нет свободы слова?!? А как же “Эхо Москвы!?” Да вы только гнать можете, не замечая фактов!” – вот вам возможный ответ защитника государства на либеральные нападки в защиту свободы слова. И этот аргумент достаточно действенен! Всё больше людей начнут сомневаться в тотальности пропаганды, прекратят подозревать её и всё больше станут ей доверять!

Марионеточные оппозиционные СМИ и относительная ненавязчивость пропаганды заставляют многих россиян не видеть в ней врага! Российская пропаганда научилась казаться более мягкой и не вызывать отторжения, вместе с тем проникая к вам в спальню.

Но на этом хитрости современной российской пропагандистской машины не заканчиваются. Куда хитрее стал и механизм цензуры.

Сырой российский капитализм – это благодатная почва для роста плотнейшей цензуры. В Советское время главные редакторы журналов, газет и телепрограмм могли позволить себе аккуратнейшие выпады в адрес режима. Полунамёки между строк, притчи эзоповым языком и какбы невинные шутки народ с радостью и восторгом встречал (где этот народ сейчас, кстати!?!). Ну а монстр пропаганды не всегда и разглядывал такие выпады. Ну а если он даже это и делал, то главный редактор далеко не всегда лишался должности, ведь формально за антисоветскую пропаганду его нельзя было привлечь: выпад делался в виде полунамёка. Да, его могли лишить импортного польского одеяла с верблюжьей шерстью. Но зато взамен он получал народную славу.

Совсем иная ситуация с современной российской цензурой: здесь редактор рискует гораздо большим. Несмотря на то, что сейчас в России нет прямой уголовной ответственности за антироссийскую пропаганду, как она была в СССР за антисоветскую, российский режим имеет гораздо больше рычагов влияния на редакторов, чем имел советский. А всё дело в появившемся в России капитализме, который сырой. Как и сыра его законодательная и исполнительная база.

Сейчас работа почти любого СМИ – это бизнес. Современный главный редактор запросто может лишиться своего дела за неугодную власти шутку. Плюс к тому, высказывание в СМИ идей, неугодных российскому режиму, может невзначай повлечь за собой проверки и обыски у их главных редакторов или владельцев. С последующими обнаружениями нецелевых трат или уклонений от уплаты налогов. Ну а вы знаете, как эти проверки делаются и как можно бороться с их незаконностю.

Советская пропаганда была туповата. Она могла пропустить антисоветские фразы между строк. Современная же российская пропаганда научилась эти намёки понимать. Плюс к тому, у режима появился прекрасный рычаг воздействия, ведь нынешние российские СМИ превратились в бизнес, который можно отжать, устроить ему проверку и обнаружить отмывку денег. Современный главный редактор это прекрасно знает. И он не станет даже шутить в адрес режима, ведь в противном случае он вообще рискует потерять своё дело или же вообще получить срок.

Российской пропаганде даже не нужен отдел цензуры. Пропаганда умудрилась открыть его у каждого редактора в голове!

Плюс к тому, у нынешних СМИ отсох эзопов язык. Геройство тонких намёков для избранных понимающих утратило своё обаяние, ведь публика почти разучилась эти намёки понимать.

Чтобы понимать намёки, необходимо иметь определённое воображение и догадливость. Однако это не те качества, которые вы обнаружите у глупого человека. Собственно, об это и будет следующий пункт.

Современное российское общество стремительно деградирует интеллектуально. Эта фраза отдаёт конспирологической паранойей, однако она отражает то, что наблюдается. Мы не должны забывать, что у передач “Битва экстрасенсов” и “Здорово живём” высокие рейтинги. Тысячи людей верят в древнееврейские сказки, считая себя от этого русскими. Общество покорно стерпело отмену в школах астрономии и введение религии. Миллионы респондентов уверены, что Земля на самом деле плоская. Большую часть населения страны устраивает невероятно некомпетентная невежественная публика у руля законодательного корабля. Лишь 10 процентов опрошенных в Москве смогли сформулировать первый закон Ньютона, и т.д.

Сложно сказать, является ли явная интеллектуальная деградация населения следствием действий Кремля или же их причиной. И вообще насколько в этом явлении возможно винить Кремль. Однако не без его участия.

Советский режим вместе с остальными своими идеями проповедовал ещё одну – идею о ценности образования. Фраза В. И. Ленина “Учиться, учиться и учиться!” писалась всюду: от стен ВУЗов до школьных тетрадок. Это то, что внушалось пионерам, для которых организовывали образовательные специальные кружки и дома. Учиться было престижно, выгодно и модно. Приоритетными направлениями были технические науки. Потому что техника – это космос, оружие, геологическое оборудование и многое другое.

Изучение научных дисциплин – это не только изучение фактов и закономерностей, их связывающих. Это ещё и изучение определённых способов обработки информации. И один из таких способов подразумевает её критическое осмысление.

Изучение наук – это ещё и практическое знакомство с самим научным методом познания, который придаёт статус истины только подтверждаемому, но лишь до нового экспериментального опровержения. По сути, вся наука – это противостояние разных позиций, среди которых выигрывает лишь наиболее весомая.

Чтобы какое-либо положение вошло в арсенал научного знания, оно должно пройти тщательнейшую проверку учёными из разных независимых групп. По сути, наука учит сомневаться и операться только на подкрепляемое. И научная среда с её полемиками, защитами и дебатами – эта та среда, в которой прекрасно развивается пресловутое критическое мышление.

Человек, работающий в такой среде, выносит для себя вывод о том, что принимать что-либо на веру без проверки – это неправильно.

Такой подход сильно препятствует развитию верований, веры в бога и религии в том числе. Бывают, конечно, верующие учёные, я даже посвятил им отдельную заметку, однако я уверен, что их вера – просто следствие разрывов мышления.

В СССР была достаточно сильная наука. И в такой среде мифы о светлом будущем и всевеличии партии чувствовали себя не столь комфортно. Возможно, именно это и сыграло ключевую роль в распаде СССР и разоблачении партийных сказок. Нынешние кремлёвские деятели это обстоятельство учли и старательно убрали из идеологии идею и благости образования. Как и ослабив его господдержку.

Я уверен, что образовательная политика Кремля сводится к тому, чтобы интеллектуально обезоружить население и создать ту почву, в которой православие и культ царя будут чувствовать себя максимально комфортно.

Отсюда и падение качества образования, как среднего, так и высшего.

Вот вам пример. Посмотрим на расписание предметов одного из ведущих медицинских вузов нынешней России – питерского Первого Меда. Отсюда. Там оно выложено в виде документа XL, но я сделал скриншоты.

pm1 pm2 pm3Чтобы вам было удобнее разобраться в этой жуткой каше из линий, цифр и букв, я дам вам комментарии.

Давайте посмотрим, какие же предметы изучает за семестр группа, скажем, 101-ая!?! Вот их список.

  • Биология
  • Гистология
  • Физическая культура
  • История культуры
  • История медицины
  • Химия
  • Латынь
  • Анатомия человека
  • Политология
  • Английский
  • Психология
  • Физика

Итого, я насчитал 12 предметов. И это надо изучить за ОДИН семестр! Но не просто изучить, а ещё и сдать все экзамены\зачёты. Для справки, раньше предметов было семь.

Можно ли качественно усвоить такое количество предметов за такой небольшой промежуток времени!?! Это практически невозможно.

При очень большом количестве предметов за один семестр, когда студент сильно ограничен во времени, у него возникает выбор между глубиной понимания одного предмета в ущерб другим и непониманием ни одного предмета, но зато временным поверхностным знанием их всех. Второй вариант куда популярнее, потому что при формальном знании проще сдавать зачёты\экзамены.

Науки – это пища для ума. И, как и обычная пища, эта пища должна перевариться прежде, чем усвоится. Что требует времени. Но хватит ли времени у студента разобраться даже с одним предметом, когда на нём висит аж 11 других?

И в такой ситуации студенты, чтобы хоть как-то справиться с обилием материала, будут пытаться его зубрить. У них просто не будет времени, чтобы в него вникать. Представьте, что в неделю вы изучаете целых 12 разных дисциплин! Поэтому студенты просто зубрят. Ну а вызубривание фактов не даёт понимания тех закономерностей, которые за ними стоят. Возможно, это та причина, по которой вызубренное забывается очень быстро.

И что же мы будем иметь в итоге? Студента, который сдал экзамены, но который не помнит их предметов, потому что не понимает их логики. Вот отсюда вам и низкоквалифицированные врачи, которые, тем не менее, имеют свой диплом. Отсюда и халатность работников больниц, которая может привести и приводит к гибели людей! Отсюда и пресловутые врачи-убийцы, которые просто не в состоянии лечить в силу своей плохой квалификации. И отсюда же вера населения в услуги шарлатанов, потому что врачи не лечат! Кто устроил этот пиздец!!?

Наверняка обилие предметов подаётся под соусом насыщенного образования с разносторонней программой. Наверняка восторженные отчёты о том, что “наши студенты изучают по инновационной программе не семь дисциплин за семестр, а двенадцать”, летят на стол Минобрнауки. Однако на практике такое обилие предметов приводит лишь к их неполному пониманию.

Изучение той же анатомии человека – это долгий и медленный процесс. Словно настаивание дорогого вина, оно должно проходить спокойно и комфортно. Изучение анатомии требует постоянной практической работы и запоминания огромного количества материала. Это как география, только если география оперирует положением объектов на двухмерной карте, то анатомия – на трёхмерной. Поэтому анатомия ещё сложнее.

Не просто запомнить все кости осевого скелета человека (их около 80!). Более того, этого явно недостаточно. На каждой кости нужно уметь различать поверхностные образования и показывать их на препаратах. Но простого знания расположения всех этих туберкулюмов, крист, инцизур, тубероситасов, кондилюсов и процессусов явно недостаточно. Их надо уметь находить на препаратах. Плюс к тому, надо промнить, какие мышцы прикрепляются к каждой кости, какие нервы их иннервируют и какие сосуды приносят к ним кровь и какие забирают. Это колоссальный объём материала. Сможет ли средний студент освоить его за год на занятиях два раза в неделю!? Ну а дополнительное время будет съедено оставшимися 11 предметами.

Вот мы и имеем образование, которое подразумевает зубрёжку, но не понимание. Оно претендует на роль более насыщенного, но этой насыщенности приносится в жертву осмысление. Такое образование приучает зубрить, но отбивает способность понимать. Оно развивает память, может быть, но никак не понимание предметов. По сути, такой Первый Мед – это кузница болванов, которые много помнят, причём недолго. Это кузница кадров, которые привыкли зубрить, но не привыкли думать.  И каким изящным способом это достигнуто – просто увеличением числа предметов под соусом современной и разносторонней программы!

Естественно, такое образование нельзя назвать качественным. Ну вот вам и обилие дебилов с дипломами в качестве результата. Которые вряд-ли смогут противопоставить идеологии и религии свои интеллектуальные мечи и щиты.

Такая ситуация, я уверен, наблюдается не только в Первом Меде.

Плюс к тому, не забывайте, что время от качественного постижения анатомии и прочих сложных предметов отнимается не только другими предметами, но и сидением в интернете с его твиттерами, контактами, ФБ и Трубой.

Вот вам причины, почему даже дипломированные специалисты современного разлива далеко не всегда отличаются умением мыслить, которое отбито долгой практикой зубрёжки.

Конечно, такие люди проглотят идеи пропаганды, даже не задумываясь об их съедобности. Глотать, не думая – их этому научили в их ВУЗе.

Но это есть лишь проявление более глубокой и общей закономерности – упадка России. Многие это понимают, но виноватых ищут совсем не там. Собственно, об этом и будет следующий пункт.

Вместо того, чтобы винить руководство собственной страны в её упадке, население ищет внешних врагов. Разрушительная политика Кремля лишь у малой части населения не вызывает сомнений, хотя с её плодами сталкиваются все. Но почему так? Я думаю, это происходит потому, что стадо ассоциирует себя с вожаком, поэтому винить его в собственных бедах – это винить себя. Разрушать образ вожака – это взрывать колосс собственного идеала, про это даже была большая статья. Что крайне некомфортно. Куда как комфортнее придумать себе внешнего врага. Отсюда и появляется спрос на рассказы про козни Запада и разоблачения Пятой колонны. Которые вездесущая пропаганда усиленно обеспечивает!

Да, в России не просто слабая экономика, деградация социальныых институтов, образования, здравоохранения, и так далее. Когда у страны нет будущего, у неё остаётся только прошлое. Отсюда и вся эта затяжная мастурбация на День победы, бога и исторические ценности. Я уже писал тут про кризис национальной идеи России как про глубокую причину общего упадка.

Общий упадок и закат империи сопряжен с появлением недовольной толпы. Которой вездесущая и ненавязчивая пропаганда навязывает идею внешних врагов, прекрасно и ловко промывая их глупые мозги.

Глупость и недовольство в купе с вождизмом – это и есть корень зла. Страховка от патриотизмопатии – это интеллект. Однако честно похвастаться им может очень мало кто.

Отсюда и вся эта мерзкая ненависть, пена у рта, изрыгание недовольства, зависть и проклятья в адрес Украины. Это симптомы деградации общества, если не его полного упадка.

Всё это чревато либо гражданской войной, либо революцией. Ведь невозможно отмену электричек, сокращение пенсий, задержки зарплат, подорожание продуктов постоянно списывать на Обаму или Госдеп, при этом катаясь в дорогом Мерседесе и живя во дворце под Сочи. И ещё при этом заявляя, что “санкции нам нипочём”. Я думаю, сам ХХП это прекрасно понимает; наверняка уже сделал себе документы на другое имя где-нибудь в каком-нибудь Чили.

В 1917 году недовольной толпе тоже скармливали сказки про козни жидов и масонов. В итоге с колоколен сбрасывали попов и жандармов.

Культивация ненависти в обществе – это пожароопасно. И этот огонь запросто может перейти на Кремль, ведь Обама надёжно защищён широкой полосой океана. А также действительно сильной армией и экономикой.

PS Читайте также про рассуждения ватников и их логику.

Сюжет для Первого канала

Я терпеть не могу Киселёва и его новости, однако может быть весело их придумывать. Итак…

Январь 2015 г., Киев. Назар Купагувна и Михайло Голыбатенко – два человека нетрадиционной сексуальной ориентации. Познакомились они, как вводится, на Майдане, когда вместе жгли резину. Михайло поднимал с земли шину, и в этот момент его заметил Назар…

Назар и Михайло не скрывают своих отношений. Более того, они уже ездили в Голландию и официально обвенчались там в католической церкви. Говоря о семейных планах, Михайло хочет усыновить только такого мальчика, который ненавидит москвичей. Именно из таких и могут вырасти настоящие люди, уверен он. И только так, по его мнению, у них будет настоящая, привыкшая к европейским ценностям семья.

Ну а свой медовый месяц пара решила провести в поездке на Донбасс, где собирается выполнять свой долг перед страной и прививать европейские ценности. “Это буде як сафари по отстрелу наших вражын!” – говорит Назар об убийствах тех, кто защищает 9 мая, подвиги дедов и труд донбасских шахтёров.

Михайло и Назар не скрывают, что будут убивать и мирных жителей Донбасса, если узнают, что те помагали террористам. Только так они добьются европейской ориентации своей страны.

Пара была счастлива в своём медовом месяце; Назар и его подруга весело обменивались цифрами, скольких  врагов Украины они перебили.

Недавно пара переехала в Гранитное. И здесь счастливой судьбе двух влюблённых суждено было сломаться: Назар застал Михайло, который насиловал местного мальчика. Молодую семью не спасло и то, что Михайло клялся, что изнасилованный им мальчик 14 лет Кушенко Павел поддерживал москвичей.

Даже общее дело по уничтожению ополчения не спасло семью: Назар оказался слишком ревнив.

Пока такие нелюди, как Назар Купагувна и Михайло Голыбатенко, держат в руках оружие и притесняют мирных жителей Донбасса, имеем ли мы право осуждать защитников своей родной земли – ополченцев? Которые просто отстаивают традиции своих дедов.

Репортаж подготовил специальный корреспондент Пархан Кабыздоев, Донецк-Москва, Первый канал.

Все совпадения случайны. Все персонажы вымышлены. Слава Украине и берегите себя.

PS Угадал я с сюжетом? Такое там показывают? Смотреть Первый я не могу: меня тянет блевать от киселёвской физиономии с первой секунды.

Кризис национальной идеи в России

Для начала давайте постараемся выяснить, что же такое национальная идея? Некое загадочное словосочетание из патриотической пропаганды, которое олицетворяют казённые герои из цензурных учебников истории. Но что же оно подразумевает, и можно ли назвать эти идеи “национальными”?

Я думаю, что под национальной идеей корректно понимать лишь то, что это мем или набор мемов, с которым ассоциирует себя большинство взрослых представителей какой-либо определённой НАЦИИ, вне зависимости от их вероисповедания, убеждений, пола, возраста, образования и т.д.

Национальная идея вовсе не обязательно должна быть героической или иметь патетический подтекст. Она просто должна быть меметичной и принимаемой к ассоциации с ней.

Чем тогда не русская национальная идея питьё водки или же салат оливье на каждом новогоднем столе?

Однако питьё водки с оливье – это вовсе не то, о чём вещает голос Кремля, говоря о национальной идее. И дело тут в том, что пропаганда делает подмену понятий. Во-первых, национальными идеями называются только лишь те идеи, которые подчеркивают важность их носителей. Идея народа-богоносца, народа-победителя, страны-героя, и так далеее. А во-вторых, национальная идея в пропагандистском понимании этого слова ограничена не национальностью её носителей, а их гражданством. Однако это уже вовсе не национальная идея. А государственная.

К слову, идеи одной нации вовсе не обязательно пересекаются с идеями другой. Вы видели, чтобы русские стреляли на свадьбах, а чеченцы пили водку? Другое дело, государственные.

Я убежден, что национальная идея формируется в результате своеобразного естественного отбора, в дарвинистком смысле этого понятия.

Имеется некое множество идей, каждая из которых имеет свой определённый вес, то есть отношение числа ассоциирующих себя с этой идеей представителей нации к их общему числу. Отбор заключается в том, что какие-то идеи тиражируются успешнее и быстрее других и делают свой вес больше. Следует отметить, что этот процесс может идти в отношении нескольких идей сразу. Таким образом, из всех идей-кандидатов какие-то тиражируются массовее всего и получают наибольшее распространение и поддержку как наиболее подходящие. Этот процесс интенсифицируется при взлётах благополучия населения, а также при войнах (* Тут на ум приходит известная пословица “Нас ебут, а мы крепчаем!”), катаклизмах и прочих крупномасштабных бедах.

То есть, какие-то (мы вряд-ли можем знать изначально, какие именно) идеи оказываются более подходящими и принимаемыми, чем другие. И именно эти наиболее подходящие и выживают в мире идей.

Естественный отбор происходит без вмешательства чиновников, это малопредсказуемый естественный процесс, но правительство пытается, с тем или иным успехом, влиять на формирование народной идеи: вбрасывать идеи-кандидаты в “идейный пул” и заниматься их искусственной селекцией. А также распространять определённые идеи на представителей разных национальностей. В итоге, работа государственной пропаганды – это появление идей государственных. Некоторые из которых могут становиться национальными, при определённых условиях. Но я бы не стал смешивать эти понятия.

Я уверен, проект “национальной идеи” в России – это папочка, которая пылится в столе одного из кабинетов дома на Лубянке.

Итак, какие же государственные идеи нынешняя пропаганда делала попытки привить?

Современная Россия многое унаследовала от Советского Союза, в том числе советский “идейный пул” и ментальность граждан, и, как следствие, их склонность тиражировать идеи из этого пула предпочтительнее других. С этих позиций именно советские государственные идеи кажутся самыми подходящими кандидатами, и правительство, озадаченное поиском “национальной идеи”, должно было обратится именно к ним в первую очередь. И обратилось. В том числе, ещё потому, что нынешнее правительство – это совокупность бывших, или не бывших, носителей советских идей. В силу места своего рождения и воспитания.

Давайте посмотрим, насколько хорошо это у них получилось: рассмотрим советские госидеи с точки зрения их применимости в качестве нынешних российских идей. Вот приходящие на ум в первую очередь.

  • Наша страна – великая научная и космическая держава.

Полёт первого человека и первого спутника в космос сделали своё дело: эти события вписали имя СССР как крупной научно-технической державы в скрижали мировой истории.

Страна ученых и мечтателей двигала множество сложных инженерных проектов, и одним из самых главных, подытоживающих, стал успешный проект по выходу человека за пределы планеты его обитания.

Это был некий символ современности, века науки. Символ торжества научной мысли над рамками Земли. Если исследователи XVIII века бороздили просторы собственной планеты в поисках открытий, то исследователи XX века смогли отправится в исследовательское путешествие за её пределы. Естественно, технологичность и “космическость” СССР сразу стали всенародными мемами. И так было на протяжении пары с лишним десятилетий, от запуска первого человека в космос до легендарного полёта “Бурана”.

Средний и поздний СССР действительно был страной науки. Быть учёным было престижно. А о результатах работы некоторых из них с удивлением узнавал весь мир. Жаль, конечно, что Нобелевских премий у американцев больше в 10 раз. Но всё-равно, советская космическая, и не только, наука – это то, чем гордились жители страны. От пастуха в Киргизии до геолога в Мурманской области.

Но можем ли мы называть нынешнюю Россию страной науки? Уместны ли попытки называть нынешнюю Россию так? Это невольно поднимает вопрос о её результатах. Советская наука, как мы уже выяснили, могла похвастаться многим. Но чем может российская? Фильтрами Петрика? Академиком Кадыровым? Серийными провалами запусков ракет-носителей? Институтами в центре Питера, которые сравняли с землёй? Массовыми отъездами учёных за границу, потому что родная страна не имеет желания их содержать? А где российский ответ Curiosity? Это большой проект по отмывке средств “Фобос-Грунт”?

Слова “ботаник” или “заучка” сейчас имеют явный ругательный оттенок.

Имеют ли учёные ту поддержку и уважение в обществе, которую они имели? Может ли нынешняя Россия быть и называться страной науки? Нет. Реалии таковы, что не может и не сможет в обозримом будущем, потому что возрождение научных институтов – это не рассказы про Сколково. Кстати, что с ним? Всё, проект загнулся?!

Поэтому идеи о том, что Россия – научная держава просто не могут прижиться. В частности, благодаря ещё и усиленному насаждению религии, которая, кстати, вовсе не есть сестра или союзник науки. А злой враг.

Ещё одна популярная идея в СССР – это…

  • Наша страна – хранитель мира на планете.

Лозунг “Миру – мир” в СССР можно было встретить везде – от открыток и  школьных портфелей до насыпей у железнодорожных путей, где эти слова пионеры выкладывали галькой. СССР победил чужеземных захватчиков в лице Гитлера и продолжает дело мира на Земле. Так это подавалось раньше.

Но можно ли сказать, что нынешняя Россия – источник мира? Сказать, конечно, можно, но это и близко не будет правдой. Более того, эта идея не получит никакой поддержки среди населения. Потому что каждый, наверное, помнит про войну в Чечне. Война, которая показала, что “источник мира” вовсе не готов его отстоять даже в пределах собственных границ. В итоге, Россия просто платит контрибуцию! Туда, где её конституцию, скажем, так, не всегда читают.

Также идея носителей мира не вяжется с событиями в Югославии. С недавними событиями в Грузии. И, конечно, с войной на Украине. Россия ведёт себя там как агрессор исподтишка.

Действия России в Сирии попытались подать под соусом борьбы за мир в мире. Но из этого ничего не вышло: cложно сказать, чтобы нынешняя Россия несла миру, да и себе, мир. Поэтому эта идея также отпадает. Но, может, подойдет следующая идея? А следующая идея…

  • Наша страна объединяет . “Единая Россия”.

Подумайте, сколько ответов “да” или “нет” на каждый вопрос можно получить, если спросить у большой выборки граждан России следующее.

Положительно ли вы относитесь к распаду СССР?
Положительно ли вы относитесь к Путину?
Положительно ли вы относитесь к религии?
Положительно ли вы относитесь к коммунизму?

Как вы понимаете, число комбинаций ответов – это два в четвёртой степени. Итого, мы имеем 16 комбинаций, и я думаю, что выделить какую-либо явно лидирующую по числу ответов будет не так и просто, если вообще возможно.

Можно легко себе представить человека, который положительно относится к распаду СССР, против Путина, против религии, но за коммунизм. Также, как можно легко себе представить сторонника СССР, при этом противника Путина, атеиста и коммуниста. Бывает и такое, что человек – сторонник СССР,  Путина, при этом коммунист и ещё верующий. Просто пообщайтесь с людьми вокруг вас, и вы это откроете для себя.

Уверен, каждая из этих возможных комбинаций будет иметь достаточно много представителей. И это ещё без рассмотрения межнациональных отношений. Если вводить их, то дихотомических вопросов появится ещё больше! Введите хоть один, и мы имеем уже 32 комбинации!

Так можно ли говорить тут о каком-то идейном единстве страны?

Нынешняя Россия стремится объединить очень разных людей. Знаете, жители Питера – это одна Россия. Жители Кубани – совершенно другая. Да что там Кубань!?! Жители Ленобласти очень сильно отличаются от обитателей набережной Мойки. А ещё посмотрите на Кавказ. Дагестан – это вообще отдельный край. Который совершенно не похож ни на что в России. А Чечня с совершенно своими уставами и законами? Выполнение Конституции РФ в Чечне – это такой (мрачный) либеральный анекдот.

В жертву идеям единства попытались принести Крым. Но что из этого не вышло (и не выйдет) ничего хорошего для России и россиян, очевидно для мало-мальски понимающего человека. Последствия Крымнаша разрушительны.

И как можно говорить о единстве депутатов, скупающих дачи в Ницце, со старушками, которые растят картошку среди болот и полузаброшенных химкомбинатов Подмосковья?

Ну да, когда речь заходит о солидарности с некоторыми идеями, депутаты и сенаторы ратуют за всеобщее единство. Но когда речь заходит о привилегиях и исполнении законов, здесь, почему-то, бабушки с их огородами и их внуки рассматриваются не иначе как простолюд, быдло, тягло и те, чьи деньги можно запросто тратить на себя. Я про пресловутые распилы, как вы поняли. Поэтому мало кто сейчас будет в депутатские сказки про единение верить.

Ещё не следует забывать и про сепаратистские настроения, на подавление которых тратятся, наверное, колоссальные суммы. А эти настроения вовсю есть на Кавказе, Кубани, Урале. Есть они и в Питере и в Карелии. И, наверное, много ещё где.

“Мы такие разные – но единые!” – вот в какой формат пытались уложить кремлёвские идеологи нынешнюю ситуациию в России. Но Россия слишком-уж разная, чтобы быть единой.

Тело российского общества уже покрывается трещинами. Государство пытяется замазывать их зелёной слизью законодательных актов, но от этого трещины не скрепляются и не заживают, а лишь воспаляются ещё больше.

Увы, идея о единстве России смотрится как явно неспособная к реальной поддержке среди населения страны. Потому что все понимают её разнородность. В СССР было некое единство. Шаткое, и оно дало сбой в конце 80-х. Но куда же нынешней России до размаха СССР? Кстати, о размахе страны. Следующая идея…

  • Россия – сверхдержава.

Как результат огромной территории, выдающейся науки и военной мощи, СССР справедливо носил звание сверхдержавы. Даже более того, ядерной сверхдержавы. Действительно, военная мощь СССР в купе с его продвинутой наукой, развитой культурой, интеллигенцией, искусством и природными ресурсами вызывала уважение в народе. Которое подогревалось относительно высоким уровнем социального обеспечения. И это отражалось в самосознании граждан, тиражировавших идею величия своей страны.

А является ли сверждержавой нынешняя Россия, во многом объективно уступающая СССР? Тут я попрошу вас снять розовые очки веры и постараться взглянуть на ситуацию в стране трезво.

Я бы спросил вас. Контрастная, бедная страна с увядающей наукой, с нищими бабками и скупающими дачи на Лазурном берегу депутатами, с платой контрибуции Чечне, потому что Россия проиграла обе чеченские компании, с разбитыми дорогами, упадочностью промышленности и засильем коррупции – это действительно сверх-держава? С человеком без погон, который почти разворовал армию, как это иногда называют, и при этом НЕ понёс наказания, потому что, вероятно, все в доле!? С нынешней зависимостью страны от цен на нефть вы предлагаете её сверхдержавой называть? В величие нынешней России можно только верить (и вот пару слов тем, кто собрался это делать). Но эта вера никак не пересекается с действительностью. И это, конечно, не может не подрывать патриотическую веру.

Поэтому, в отличие от СССР, Россия вовсе не является сверхдержавой. Это, скорее, амбициозный потомок её подобия, экономика которого, плюс ко всему, сидит на углеводородной игле и почивает под капельницами импорта.

Идеи о величии России разбиваются о российские дороги, тонут в грязи коррумпированных олигархов и нищете жителей русских городов.

В общем, нынешняя Россия – далеко не сверхдержава, увы. Не страна науки. Она не так и едина, как хотелось бы верить некоторым патриотам. Ну и Миру она не приносит мир. И, наверное, все это знают.

 И в этой ситуации полного идейного упадка кремлёвские идеологи не нашли ничего лучше, как достать из подвала истории покрытого уже пылью распятого раввина. В надежде, что он кого-то там скрепит.

Надо понимать, что это сделано только потому, что ничего другого попросту нет. И быть пока не может.

Как мы увидим далее, это – совершенно бесперспективных ход.

Германия может называть себя страной промышленности. США – страной самой большой силы. Япония – страной роботов. И называют. Потому что у них это есть. Россия бы и хотела считать себя научной развитой державой, но не может: не с чего.

Отвратительно, конечно, что режимные трутни (у меня нет других для них слов) так и не смогли организовать в России развитие социальных институтов, науки и промышленности. И тогда бы с поиском государственной и национальной идеи всё было бы намного проще. Вместо этого, доведя страну до упадка и “нефтяной иглы” бездарностью своей работы, кремлёвские чинуши не нашли ничего лучше, как найти этот устаревший суррогат национальной идеи и попытаться навязать его массам.

Но это уже пройденный этап.

Замечу, что крещение было обязательным в России до 1906 года. Поэтому революцию Октября делали люди с крестиками, исповеданные, воцерковлённые. Именно они выбрасывали ненавистных им попов с колоколен и жгли церковные доски. Эксперимент “православие в России” с грохотом и треском провалился ещё в 1917 году.

И дело тут не в упадке так называемой духовности. Кстати, если допустить, что дело действительно в ней, значит, православие не является защитой от такого упадка, потому что в России на момент 1917 года почти все были крещены. Дело именно в изначальной провальности такого проекта.

Православие в царской России держалось на уголовно-наказуемых запретах его критики. Потому что религия попросту не может существовать без государственной поддержки в виде дотаций, наказаний за собственную критику и промывки мозгов детям в школах. Но как только эти дотации и запреты отменили, разгневанный народ мгновенно отомстил носителям ненавистного культа.

Гнусно ещё то, что жителей России пытаются приучить к идее, что государство не просто за православие, но за нравственность, человечность и прочие моральные хорошести.

Тут я хочу пояснить, что нравственность, человеколюбие, мягкосердечности и любовь – это общечеловеческие ценности, не имеющие ни к церкви, ни к государству ни малейшего отношения. Несмотря на все попытки попов организовать госмонополию на добронравие, прощение и сердечность. И попытки воспитать их через насаждение религии заведомо безуспешны.

Это следует из того, что самая любимая православными верующими книжка из книжек сама ни в коем случае не является источником нравственности. Я уже писал об этом в Мифах церкви.

Выбор национальной идеи – это естественный отбор. И когда государство пытается в него вмешиваться, стараясь заменить его работу только лишь собственной пропагандой, ничего хорошего и естественного и не может возникнуть. То, что возникает – это метастабильная химера, которая может зиждится только на запретах, цепях и плётках.

Весьма грамотно поступили в СССР. В Советском Союзе пропагандировали идеи, имеющие будущее. И, самое главное, при этом создавали почву для их роста. И именно почва для роста науки, образования, военной мощи и социальной обеспеченности и сыграла ключевую роль в росте популярности советских государственных идей и их переход в национальные. Конечно, Союзу не удалось сделать всё безошибочно. Культ партии отнимал слишком много.

Нынешняя Россия не формирует почву роста обсуждавшихся выше государственных идей СССР. Поэтому и попытки их привить не дают никаких плодов.

Сейчас я вижу только появление намека на тонкий слой почвы для роста лишь православия. Но, я думаю, что оно вряд-ли имеет шансы стать государственной идеей России.

Православие провалилось в царской России. И очень глупо думать, что оно имеет успех сейчас. Нельзя проехать в поезде истоии по уже рваному билету.

С тех пор российское общество стало более атеистичным. Более того, оно уже успело эволюционировать, сделав шаги в сторону от того, на чем зиждится религия – невежества, нетерпимости, коллективной морали и суеверности. А как выросли скорости передачи информации, за счёт которых невежеству всё труднее жить в атакуемой потоками информации пользовательской голове!? Поэтому глупо думать, что православие будет иметь успех и в наше время.

А ещё не следует забывать, что сейчас в России есть много разных конфессий. Мусульмане, буддисты, шаманисты и прочие. Есть и много атеистов. Поэтому игнорировать многоконфессиональность и многовзглядовость в угоду одной конфессии – это изначально порочный ход.

Вот что такое кризис национальной идеи: не все национальные идеи пропаганда готова называть “национальными”. Те старые госидеи, что она могла бы такими называть, не имеют практического подкрепления и почвы для своего роста. Ну а совсем старая государственная идея выглядит нынче как мертворожденный плод, которого доктора народного счастья усиленно пытаются реанимировать.

Нет ничего нового, но не работает старое. И отсутствие современных государственных идей, которые могли бы стать национальными, – это симптом глубокого кризиса общества.

Я уверен, что государственная идея должна содержать вызов. Это сделает её более вау-меметичной. “Догоним Америку по числу престижных университетов!” – вот был бы хороший боевой лозунг. Переплюнем Европу в исследовании космоса! Уложим Китай в гонке экономик! Вот это бы звучало! Но, похоже, в нынешнем российском обществе такие идеи будут совершенно беспочвенны; пока оно к таким вещам совершенно не готово. Его хватает только на агрессию в адрес Украины втихаря. И я вынужден признать, что путинская Россия в некоторых важных вопросах, например, в организации науки, – это шаг назад.

Поэтому я предлагаю вам забыть о государственных идеях, но вспомнить о некоторых национальных. Например, про оливье с водочкой. Которые у вас наверняка ещё до сих пор стоят в холодильнике. Выпейте за то, что в России будет сильное образование и наука. Только тогда всё хорошее имеет шанс возродиться.