Настоящая наука

Многие верующие критикуют науку и доказательный метод. Это и понятно: доказательный метод не оставляет церковным чудесам и шанса на правдоподобность. Однако некоторые хитрые сторонники бога проявили смекалку и пошли дальше этого. Они изобрели весьма лукавый трюк, назовём его “настоящая наука”. Возможно, вы уже догадались, о чём я.

Суть этого трюка заключается в следующем. Приверженцы “настоящей науки”, наоборот, нисколько не отрицают доказательный метод. И они утверждают, что церковные чудеса, ровно как и летающие на пране аггрегаты с телекинезом и прочая мифологическая фэнтезятина возможна и, более того, давно доказана. Вот только среди учёных есть некий тайный заговор, согласно которому всё чудесное-неординарное, не вписывающееся в имеющиеся научные представления, заранее отвергается. Поэтому учёные – это, по большей части, защитники догм, а не исследователи, потому что “настоящую” науку они отрицают.

Несложно понять, что же именуется “настоящей наукой”: это лишённые “официальных” ограничений “исследования”, которые не побоятся пойти за пределы принятого. Которые пытаются доказать существование бога, торсионные поля, перенос излучения на воду, гомеопатию, френологию, птицегадательство, телепатию, и так далее.

Я, на самом деле, был бы и рад это принять, но для поддержки правоты своих чудаковатых представлений сторонники “настоящей науки” не придумали никаких весомых доказательств и вообще ничего иного, как обвинить представителей академической науки в заговоре. Это может показаться очень глупым ходом, однако любителей чудес, по всей видимости, это не смущает. Более того, их подкупает удобность такого приёма в популистских дискуссиях.

Мол, мы правы. А если вы с нами не согласны, это не наши аргументы слабы, это вы ошибаетесь и ничего не понимаете на самом деле, как участник заговора, “инквизиции науки”!

В таком подходе отражены важные принципы аргументации верующих людей: склонность к конспирологии, навязчивое преподнесение абсурдных утверждений как абсолютно верных изначальных посылов и любовь переходить на личности.

Пожалуй, одним из самых ярких защитников “настоящей науки” является философ Роберт Антон Уилсон. В своей неплохой книге “Новая Инквизиция” Уилсон силится доказывать несостоятельность доказательного метода, ага, и ещё упрекает научное сообщество в игнорировании нелицеприятных для науки “фактов” (вроде наблюдений кенгуру в Аризоне, описанных в газете) в угоду некоего идола научных догм.

На первый взгляд, труд Уилсона производит благородное впечатление: это некая попытка пролить свет истины сквозь некую конспорологическую дымку, окружающую сообщество недобросовестных учёных. Но есть один важный момент: эту дымку Уилсон придумывает и нагнетает сам. А свет его “истины” не просвечивает дальше первого подтверждения валидности его построений.

Очень удобно строить свою книгу на борьбе с неким идолом инквизициторства академической науки, при этом упуская из виду то, что этот идол является лишь плодом фантазии автора. И вот каким образом он может зарождаться в умственной утробе Уилсона и его последователей.

Сторонники “настоящей науки” не придумывают и не открывают ничего принципиально нового, и у них просто нет аргументов для защиты своих страных, хотя порой и забавных, идей. И в такой ситуации они для защиты этих идей не придумывают ничего лучше, как просто переадресовать ответственность. Нет, это не мы неспособны ничего надёжно доказать! Это вы не способны наши “доказательства” оценить!

В качестве таких “доказательств” Уилсон приводит выдержки из газет, свидетельства “очевидцев” и заметки в старых американских журналах.

Пыль антикварной газетной желтой макулатуры, конечно, может отдавать своей романтикой старых сплетен. Однако не стоит забывать, что к рассказам очевидцев чудес стоит прислушиваться лишь в том случае, если шанс их свидетельствам оказаться неправдой заведомо ниже, чем шанс того, что сами “очевидцы” просто лгут.

Нет, это не Роберт Уилсон не обладает валидными, доказуемыми, проверяемыми фактами. Это негодяи из новой инквизиции заговора против “настоящей науки” не способны быть чуткими к поразительным свидетельствам чудес от “очевидцев”.

Почему, собственно, я должен слушать всякую ересь (не случайно вибираю это слово), если её защитники не в состоянии привести валидные доказательства в её пользу? Вместо этого они ссылаются на некий заговор науки, философские аспкты психологии учёных, новую инквизицию и притеснение “истинных” знаний. Но почему всё это преподносится как нечто такое, что должно казаться убедительным??

Впрочем, я, как и многие другие исследователи, совершенно не сторонник гонений на носителей идей “настоящей науки”. Прикиньте, как было бы круто, если бы рак и СПИД действительно можно было бы побеждать молитвами, если бы в озере Лох-Несс водился бы настоящий плезиозавр и если бы, скажем, случайно выпавшие при тасовании кубиков наборы чисел могли бы в точности предсказывать будущее конкретного человека! Это было бы превосходно!

На самом деле, Уилсон извращает отношение представителей официальной науки к чудесам. Академическое сообщество вовсе не жаждует бросаться на каждого, кто в чудеса-юдеса верит и пропагандирует. Напротив, оно с радостью бы приняло их в научный оборот при первой же подходящей возможности. Но здесь есть одна важная деталь: такой возможности попросту нет.

Учёные так же склонны строить предположения, как и сторонники псевдоначных воззрений. Отличие учёных состоит в том, что они, видимо, не имеют синдром учителя литературы. Поэтому академические исследователи понимают разницу между своими предположениями и фактами. И самый закоренелый академический учёный был бы только лишь рад тому, чтобы Нэсси внесли в список видов хордовых. Однако официальный исследователь не имеет доказательного мостика между мнимым и реальным. Поэтому для него Нэсси остаётся лишь сказкой. И он, несмотря на все свои симпатии к плезиозаврам и желания их лицезреть вживую, вынужден признать, что их просто нет. В то время, как сторонники “настоящей науки” топят за Нэсси и прочие непризнанные чудеса, совершенно забывая про то, что их восторг веры в чудеса совершенно не доказывает эти чудеса. Но вот появись у них валидные доказательства, это изменило бы дело коренным образом.

Кстати, учёные много раз за всю историю науки признавали нелицеприятные для неё факты. С изобретением паравозов некоторые видные исследователи того времени считали, что движение со скоростью более 40 миль в час будет крайне вредным для человека. Поэтому паравозы не требуются, и их вообще бы надо запретить. Чтож, сейчас мы без проблем летаем на самолётах, у которых скорость бывает куда больше 400. Да и наша Земля несётся в космосе со скоростю под несколько киломеров в секунду!

Учёные начала XX века не верили в возможность химического анализа звёзд. Более того, считали это принципиально невзоможным, потому что “кусочек звезды нельзя поместить в пробирку и привезти в лабораторию для исследований”. Однако сейчас мы знаем, что спектроскопия звёзд даёт довольно детальную информацию об их химическом составе.

Химики-неорганики 1950-х годов даже и не думали о возможности существования валентных соединений благородных газов. Десятилетие позже были открыты комплексные фториды ксенона.

И так далее.

Список открытий, изменивших научные воззрения, столь необъятен, что привести его полностью нет ни малейшей возможности. Однако важно то, что академические учёные меняют свою точку зрения, появись проверяемые аргументы в поддержку иной.

Проверяемые аргументы куда весомее, чем их отсутствие, маскируемое под рассказы о заговорах, преследованиях тайн и прочей шелухе.

Последователи “настоящей науки” имеют все признаки типичного религиозного мышления, но просто оно скрыто под другой личиной, на сей раз просто более лицемерной. Однако суть его нисколько не изменилась: доказательный метод и академические исследования по-прежнему игнорируется (и не важно, по какому именно поводу), учёные по-прежнему обвиняются в неправоте, ограниченности и критикуются, ну а далёкие от науки и обладания эрудицией служители культа приписывают себе обладание истинными знаниями. Которое “ограниченные учёные” просто не в состоянии осознать.

Настоящая наука строится на проверяемости, а не на мифическом злом умысле групп учёных, воюющих против странной, но забавной, уилсоновской “правды”.

Я, как исследователь, был бы крайне рад практическому подтверждению красивых сказок. Однако их пока нет, поэтому чудеса “настоящей науки” так и остаются красивыми, но совершенно сказочными чудесами.

PS Читайте также про особенности религиозного мышления, которое отвергает факты, но превозносит догматы.

Advertisements

Мысленный парад пьяного джаггернаута, или схема функционирования абсолютиста-идеалиста и её обсуждение

Зрелище пьяного пузатого майора с опухшим лицом, который совершает неловкие потуги взбирания на стол, чтобы прогорланить свою песнь родине с пьедестала кухни, омерзительно. Эти пения за родину в этанольном угаре, увы, нередкие в России, всегда наталкивали меня на один вопрос: что движет подобными людьми?

Что заставляет одряхлевших никчемных крепышей-алкоголиков, ровно как и их незадачливых отпрысков, с таким явным ощущением собственной бесценности петь геройские гимны родине после рюмок водки?

В этом слове “родина”, кстати, столь упорно вбиваемом нам с детства, хранится какая-то часть смысла, которую общество нам явно недосказывает. Что такое “родина”? Это разве не территория, где я родился? Почему отображение этой родины в мозгу вызывает такие отвратительные схемы поведения?

Однако не только родина демонстрирует нам способность побуждать людей заливать себе за воротник и лезть на столы. Приглядевшись, можно заметить, что это ещё и империя, Путин, Сталин, Ким Ир Сен, ну и, конечно же, бог.

Ватники, сталинисты, имперцы, путинисты, великодержавники, боговеры, и так далее сходны в одном: они, покорно следуя описанным в эволюционных основах веры принципам, верят в самого главного важака стаи. Его можно называть как угодно: бог, Яхве, Сталин, Путин, не важно. Назовём его идеал абсолютного могущества. Человеческий калибр такого важака им иногда явно маловат, поэтому они выдумывают себе нечеловеческого мнимого или же раздувают роль вождей до масштабов Вселенной.

Мнимая близость к идеалу, наверное, очень лестна людям. Этот запал геройства, покровительство всевышнего или же бред про великую страну никогда не выйдут из моды. Деды, попёрдывая, геройски волочут шашки на параде, при этом голосом доминантов выкрикивают геройские лозунги в назидание юным падаванам. Которые потом, став такими же дедами, будут назидать внуков за чаркой водки.

Но здесь есть один вопрос. Почему люди совершают из-за веры в этот идеал силы поступки? Например, лезут на стол? Неужели вас не смущает то, что выдуманное вами не пересекается с вашей действительностью? И ни к чему вас не обязывает!

Я думаю, что это происходит потому, что люди ассоциируют с идеалами могущества себя и испытывают по этому поводу очень приятное чувство – чувство личной важности. Ну или ещё его называют чувство персональной исключительности. Ну а человек так или иначе совершает действия. Иногда они управляются его фантазиями о всевышнем.

Но как же можно себя ассоциировать с каким-то вымышленным идолом? С персонажами, которые не имеют к вам никакого отношения!

Я не болею за Зенит или мадридский Реал, потому что на мои дела никак не влияют игры двух десятков посторонних мне людей где-то там. По этой же причине мне начхать на олимпиаду или же битвы каких-то дедов в помойке истории. Но озвучь я эту идею публично, как мне будет несдобровать. Значит, большинство гомосапиенсов-сапиенсов имеет совсем другой взгляд на эти вещи.

Я уверен, что это связано потерей с индивидуальности. Если у человека её нет, то он привязывает себя к заимствованным из общества готовым шаблонам самоидентификации, своего рода стойлам. И это могут быть самые разные стойла. На почве этого явления человек начинает смешивать себя с тем, что не имеет к нему никакого отношения, назовём это коллективная дисперсональность; у этого явления есть эволюционный механизм.

Ну а мастурбация на собственную личную исключительность очень сильно подогревает этот процесс, кстати, это взаимно.

За веру, за родину, за нашу самую большую заводину!

Итак, мы имеем, условно говоря, ватника, идеального мнимого Путина, чувство собственной важности и самоассоциацию ватника с идеальным Путиным. Но откуда всё-таки берётся залезание на стол и, главное, водка. Как работает это? Я представляю себе это так.

Деды воевали. -> {запускается чувство индивидуальной исключительности плюс коллективная дисперсональность} -> ДЕДЫ ВОЕВАЛИ! -> Воевали за великую страну и победили! -> Мы живём в великой стране! ВЕЛИКАЯ! -> Значит, мы – ВЕЛИКИЕ! -> Умственная мастурбация на персональную важность! -> {Выброс дофамина, серотонина и эндорфинов}  -> {Эйфория} -> {Возникает желание продлить действие гормонов и его усилить.} -> Давай накатим! -> УУУУУХ накатим за ДЕДОВ! -> {эйфория от действие этанола, стимуляция} -> {Возникает желание продлить действие гормонов и его усилить.} -> А за Сталина пили?->…

Аналогичное построение можно составить для имперца, путиниста, совка, украинца-свидомиста, северного корейца, цариста и прочего -аста.

А что же с боговерами!? Я их особенно люблю, поэтому они удостаиваются отдельной схемы.

Любой объект. -> Всё создал бог! -> {запускается чувство личной важности плюс коллективная дисперсональность} -> Бог! БОГ ВЕЛИК! -> Я служу ВЕЛИКОМУ! -> Значит, я – особенный! -> И я – ВЕЛИКИЙ!!! -> Умственная мастурбация на персональную важность!->{Выброс дофамина, серотонина и эндорфинов} -> {Эйфория} ->{Возникает желание продлить действие гормонов и его усилить.} ->Давай накатим! -> БОЖЕ МИЛОСТЕВЫЙ СЛАВА ТЕБЕ БОЖЕ НАШ СЛАВА!!! -> {эйфория от действие этанола, стимуляция}->{Возникает желание продлить действие гормонов и его усилить.} -> А за Патриарха с Путиным пили? Накатим!->…

Заметьте, накатывать можно и за Путина, и за Патриарха. Я думаю, дело здесь в том, что образ идеала силы в голове может принимать разные личины. У человека нет фиксированной индивидуальности, вот и его идеалы не обязательно привязаны жестко к конкретным персонам. Кстати, возможно, отсюда у индусов многоликость шивы, а у христиан – их боги отцы-дети-духи!?

И вот ещё в чём тут дело: персональная важность создаёт эйфорию, что, в общем, неудивительно. Однако этой эйфории человеку может показаться мало, потому что биогенные нейромедиаторы не обладают сильным и продолжительным эйфоризирующим эффектом. Ну а если человеку известны лекарственные вещества-эйфоретики, то он возможно, будет стремится эту эйфорию усилить при помощи них. Если человеку известно две эйфории: эйфория от личной важности без введения фармакологических веществ и эйфория с их применением, которые он различает по степени силы, то он, естественно, захочет прибегнуть к более сильной. Если допустить, что эйфория сближает с идеалом, а идеал бесконечен, то тогда и этой самой эйфории может захотеться бесконечно. Да, часто одного раунда выпивания становится мало, и человек решает продолжить банкет…

Ну а последствия запоев хорошо описаны в литературе. Это вырванная орлом алкоголизма печень, больные зубы, отвратительный внешний вид с ужасным изменённым лицом, поехавшая крыша и низкий социальный статус. И прочие неприятности наркомании.

И вот что происходит: человек-то начинает с мыслей о великом, вечном и всесильном-прекрасном, а заканцивает циррозом печени. Но почему же так? Боже мой, почему же ты меня оставил!? Какой-то образ силы в голове беспощадно разводит человека на серию бокалов водки или уколов, за которые он потом тяжело расплачивается, в том числе, здоровьем!

Тут ещё следует помнить, что персональная важность – это просто ощущение. Это иллюзия в нашем мозгу, которая не пересекается с реальностью. Концентрация нейрогормонов в определённых клетках.

Да мы никто. Любой человек может умереть в любой момент, независимо от того, дервиш он или халиф.

И за эту иллюзию близости к силе мы нередко платим жизнями, карьерами, отношениями, не говоря уже про зарплаты?! Что (или кто) нас делает такими идиотами?

Многие люди поразительно стойко стараются убедить себя в том, что выдуманная ими картина себя и мира должна пересекаться с реальностью, делают итерации по их сближению, неудачные и ценой цирроза печени. Почему нам столь приятна мысль о том, что мнимое нами пересекается с реальным, и мы всячески стимулируем убеждение себя в этом, конечно, безрезультатно? И здесь я готов предложить вам эволюционной объяснение.

Дарвинист, в том числе и психолог-дарвинист, ставит вопросы о конкурентной эволюционной успешности явлений, с которыми он работает. Так вот. Почему люди выдумывают себе геройские сказки, а потом столь упорно пытаются в них поверить? Почему сочетание личной важности с дисперсонализацией (а она позволяет связывать себя с великим огого и считать великим себя на этой почве) оказалась эволюционно-успешным и таким популярным? Несмотря на все возможные тяжкие последствия? Почему во многих странах столь много ярых патриотов и боговеров? Всё ли дело в эйфории от чувства собственной важности? Возможный ответ на данный вопрос кроется в том, что чувство персональной важности в купе с идеализмом провоцирует человека на более агрессивное позиционирование себя как главного самца, на геройство, которое может привлекать самок! Ну и получается, что те гены, которые отвечают за высокое чувство личной важности и способность к деперсонализации и проходят сито естественного отбора.

В среднем, стремящийся завоевать благосклонность дамы шикующий агрессивный уверенный в себе самец имеет больше шансов, нежели скромный необщительный логик-ботаник. Женщины лишь на словах “желают найти себе умного приличного мужчину”, но при этом нередко выбирают выёбистого выпивоху. Который их потом бьёт. Семейная драма от естественного отбора.

Ну а следствием широкого распространения чувства важности и способности ассоциировать себя с посторонними объектами является, как вы уже узнали, склонность их подогревать. Эйфория от ощущения бога, за которой идёт желание принять чарку-другую. Что может привести к алкоголизму. А теперь представьте, что гены, предрасполагающие к такому поведению, имеют большое распространение в популяции. Может быть, именно поэтому в России столько много алкоголиков?

Пьянство в России распространено очень широко. Так было и в царской России, да и нынешняя Россия относится к числу одних из самых пьющих стран. Ссылка. Вторая.

А ещё уверен, что насаждение патриотизма и религии учащает пьянство. Там, где за это не казнят, конечно. Система с одной стороны стимулирует личную эйфорию, то есть, возможный корень пьянства, а с другой осуждает пьянство и наркоманию! И потом с окрысенным лицом тупого престарелого лицемерного гэбиста заявляет: “Мы за здоровье нации!” Ага, да вы эту нацию опиумом для народа пичкаете, который может переходить в потребление настоящего. Как говорят в ФСКН, употребление конопли может вызывать героиновую наркоманию. Ну а я скажу, что увлечение опиумом для народа может переходить в увлечение настоящим.

Наркотик идеала абсолютного могущества аддиктивен, но есть те, кто научился обходиться без него. И без всех его производных, включая бога, империю, Родину, Сталина и прочее.

Есть те, кто осознал, что нельзя операться на мнимое. Потому что понимать это выгодно! Не будь у вас наркотика религии, вам не потребуется убивать неверных ради иллюзии, обижаться на оскорбление своих идеалов или же гнить в окопах за победу империи бесплатно. Это более разумно. И с этих позиций я уверен, что стремление к имперству, к ассоциированию себя с великой страной и богом – это черта людей, которые олицетворяют прошлое, но никак не будущее.

Я считаю, что имперцы, свидомые, совки, путинисты, наши, сталинисты, змагары, великобожцы и прочие мудаки – это люди вчерашнего дня. Когда человечество постигает закоулки комет и лезет внутрь клеточного ядра, эти не находят лучшего занятия, чем привязывать себя к стойлу традиций своей страны на помойке истории и яростно мастурбировать на мнимого великого героя.

Но эти люди прошлого живы до сих пор и, например, пытаются эксгумировать трупы погибших стран ценою жизней порою людей более прогрессивных. Что оборачивалось провалом много раз и губительно для прогресса как отдельных стран, так и человечества в целом.

Вспомните, кстати, императора Византии Юстиниана I, который стремился воссоздать Рим. Чем это в итого закончилось? Огромными расходами на войны, истощением страны и, в конечном итоге, потере многих новых её владений вскоре после смерти императора.

Восстановить Рим, но в виде Священной Римской империи пытался и другой исторический деятель, движимый идеями величия Германии – Гитлер. Мы знаем, чем же это закончилось.

Сейчас, подзуживаемый распухшими имперцами Путин пытается эксгумировать труп СССР из помойки истории и его оживить. Но такая некромансия приведёт лишь к появлению вурдалака, который унесёт жизни тысяч и тысяч вместе с их наукой, культурой и историей.

Поэтому идеология, обещающая вам светлое будущее и великую страну – это колоссальное зло. Она подстрекает вас гробить свои жизни за великие образы. Она извращает ваше мышление, заставляя вас ценить мнимое будущее больше, чем настоящее. А потом выкидывает вас на помойку истории, попользовавшись вашими стараниями ради бога.

Эксперимент по построению страны на идеологии проваливался не раз. Первый раз гигант рухнул в 1917 году, когда воцерковлённые и крещёные люди выбрасывали попов с колоколен. А второй раз великие идеи КПСС кончились событиями 1992 года. Путин хочет нового раунда погони за светлым будущим? Когда СССР – фактический труп.

Римский легионер, своими изорванными просаленными сандалиями топтавший пески Парфии для того, чтобы донести славу Рима до Инда, или же уставший от боя кентурион в горах Галлии, отсекший голову варвару, которая покатилась по каменистым горным склонам, заставляя кентуриона и его легионеров услышать звук поступи империи, все они строили колосса собственной важности, на плечах которого воздвигался Рим.

Однако Рима уже нет, но тысячи легионеров покойной страны всё ещё пытаются встать в бой за императора. Пьяные джаггернауты всё ещё пытаются выйти на мысленный парад во славу империи, императора и бога, чтобы отдать свои печёнки в когтистые лапы алкоголизма. И мы знаем, куда такие парады могут привести.

И ещё. Чувство личной важности – это словно персональный Колосс Родосский, которого человек возводит в течение всей своей короткой жизни. Но вот случись землятресение, и гиганта приходится выстраивать заного, по-новой вкладывая в него дорогие машины, швейцарские часы, визиты в элитные пабы или кокаин на Ибице.

Но этот колосс личной важности мним и слишком уж дорог в обслуживании. Я думаю, может не ковыряться с его строительством. Иногда колосса полезно бывает взорвать…

Читайте также про эволюционные корни религии и развенчание сладких режимных мифов.

PS Запомните: империя использует ваше чувство личной важности и потерю индивидуальности, чтобы заставить вас работать за бесценок.

PPS Впрочем, здесь далеко не всё так гладко. Ну, не все имперцы и путинисты – алкаши. Может быть, сила воли просто оказывается сильнее желания эйфории, и человек не напивается? Впрочем, это повышает шансы стать алкашом, я уверен.

Ну и ещё. Далеко не все алкаши – ватники или сторонники Сталина с Путиным. Однако это может быто понятно и с таких соображений. Я дам очень схематично, думаю, что вы их восстановить.

Что-либо хорошее.->Я хороший!->Выпьем!

Эволюционные корни религии

Я уже пытался поразмыслить тут на счёт того, почему же люди верят в бога. Или в богов. У меня вышло достаточно циничное объяснение, чему я, конечно, был очень рад. Но есть одно “но”: оно недостаточно биологично.

Я пытался поразмыслить на счёт психологических корней религии. Но биологическое объяснение подразумевает ответ на более глубокий и важный вопрос: почему в нашей психологии имеется склонность к религии? В результате чего она развилась?

Всё в нас – это результат действия естественного отбора. Наш мозг и его работа – в том числе. И если мозг легко поражается религиозными вирусными идеями, значит, он к этому приспособлен. Но почему? Какие же бонусы для выживания даёт религия? Чего полезного в трате денег на воск, ритуалах и трате уймы времени на причетания?

Может быть, религия и её вирусные идеи использует некое “хорошее” свойство нашего мозга, как “обычные” вирусы используют полезный для клеток аппарат синтеза белка? Но какой именно полезный механизм это мог бы быть?

А может быть, религия – это ошибка работы полезных биологических механизмов? Наподобие того, как киты реагируют на локальные магнитные аномалии и выбрасываются рядом с ними на берег.

Геомагнитная навигация китов – полезнейшее эволюционное приобретение, позволяющее этим животным совершать миграции на огромные расстояния, следуя к местам сезонной кормежки. Но окажись кит рядом с побережьем, богатым магнитной железной рудой, как его навигация даёт фатальный сбой. Заметьте, фатальный для индивидуального животного, но не для вида. Геомагнитная навигация уносит с собой очень незначительную часть популяции китов. Поэтому отдельные особи погибают, но выигрывает вид в целом.

Геомагнитная навигация – это полезное для вида приобретение. Однако оно имеет побочный эффект в виде потерь отдельных особей.

А не похожая ли ситуация с верой в бога или богов? Может быть, яростная вера в деток на небе – это побочный эффект чего-то другого? Может, религия – это просто сбой заложенных в нас полезных механизмов? Итак, давайте посмотрим на возможные эволюционные корни религии.

Наш биологический вид формировался в Африке. Наши предки обитали в саваннах и, очень вероятно, жили группами и имели иерархическую структуру таких групп. Наподобие того, как её имеют группы современных шимпанзе.

То есть, в них были доминантные особи – наиболее активные репродуктанты. И были особи, которые не давали потомства вообще. Это те, кто находился у подножия иерархической пирамиды.

К слову, иерархия – очень распространённое явление в животном мире. Разделение группы на особей по степени доминантности имеют самые разные животные, например, гиеновидные собаки, волки, слоны, суслики, кашалоты и многие другие.

Понятие о биологическом ранге вбито в нас естественным отбором. И в этом мы легко можем убедиться, просто поизучав поведение современных людей.

Мы гоняемся за высоким статусом. Желание купить дорогую машину (или мотоцикл), квартиру, шубку, нарастить себе большие мышцы, длинные ресницы или же нужное соотношение ширины талии и бёдер и т.п. – всё это попытки демонстрации признаков высокого ранга. Или, как говорят биологи-этологи, высокоранговых релизеров. Релизер – это некий объект, вызывающий определённую схему поведения.

То есть, мы не только помним на генетическом уровне, что есть вожак, а есть за ним идущий. Но и ещё стремимся это место вожака завоевать.

И следующий механизм, на который я бы хотел обратить ваше внимание – это конкуренция за ранг. То есть, конкуренция за потенциальное количество спариваний.

Дело в том, что ранги не фиксированы постоянно. А это значит, что роль самых высокоранговых особей всегда стремятся занять другие. Высокий ранг очень выгоден с точки зрения эволюции: это возможность распространить свои гены максимально. Поэтому место поближе к вершине иерархии – это желанная цель для каждого набора генов, который стремится максимально распространить себя. Отсюда и острая конкуренция за высокое положение. Причём готовность конкурировать есть у любой особи. Эта такая схема поведения, которую она унаследовала от своих родителей.

Итак, мы рассмотрели два эволюционных приобретения: понятие о главном в группе плюс конкурентность. Но есть и ещё одно, о котором надо сказать в связи с религией, – это способность моделировать события в своём сознании.

Сложно сказать, когда у людей возникла эта способность, однако совершенно ясно, что она оказалась исключительно полезной. Да, мы можем оперировать отображениями объектов в нашем мозгу, тем самым моделируя ситуации. Это моделирование может быть крайне ценным, например, для прогнозирования событий.

Индивид Homo, лишённый этого качества, имеет больше шансов погибнуть. Например, он не сможет построить ловушку для добычи.

Способный к построению моделей индивид может спрогнозировать поведение животных, на которых он охотится, на основании собственного опыта. А такой прогноз может обеспечить, например, удачное расположение ловушки, как и её конструкцию. Тогда как неспособный, что называется, подумать примат останется без калорийной белковой добычи. И имеет бОльший шанс погибнуть от голода или не накормить потомство вовремя.

Ещё один пример касается тернистого обрыва. Способный моделировать события в собственном сознании индивид не полезет в места вроде такого, потому что в состоянии представить себе возможные последствия. Способный моделировать события в меньшей степени индивид может просто не осознать всей потенциальной угрозы получить травмы, ступая в обрыв. Поэтому он выживет с меньшей вероятностью.

Можно привести ещё не один пример, однако это не меняет сути: способность моделировать события в собственной голове – очень ценное эволюционное приобретение, которое увеличивает наши шансы на выживание. Ой, хотел сперва написать на спасение.

К слову, она может быть не только у человека. Интересно, что движет пауком Portia fimbriata, когда он меняет стратегию охоты в зависимости от поведения жертвы? А вы видели ролик, когда ворона катается с крыши на дощечке? Что движет ей? Не созданный ли в её мозгу образ, как она съезжает вниз?

Впрочем, это аппроксимация поведения животных человеческими шаблонами. Поэтому я не утверждаю, что пауки и вороны умеют моделировать события. Но и не отрицаю. Я думаю, полезно допускать такую возможность не только у нас.

Но вернёмся к людям. Моделирование событий касается не только предохранения от травм и добывания пищи. Это способность, которая может распространяться и на другие сферы деятельности человека.

Итак, у нас есть эволюционно выработанное понятие о главной особи, желание к ней приблизиться и способность моделировать события в собственном уме.

Теперь представьте себе индивидда, который хочет занять высокое положение в иерархии. То есть, опередить условного сильного конкурента. Что он будет для этого делать? Пользуясь своей способностью моделировать, такой индивид должен для начала представить себе образ того, кого он собирается обогнать. Ну а потом надо представить себе более иерархичный образ. С ещё более выраженными высокоранговыми релизерами. С ещё более сильными руками. Ещё быстрее, выше, сильнее. Вот и намечивание целей, преследование которых продиктовано конкуренцией за ранг.

К слову, победа над высокоранговой особью – это лишь одна из стратегий продвижения по иерархической лестнице. Которая, к слову, достаточно рискованна. Куда безопаснее и выгоднее заручиться  поддержкой высокоранговой особи, чтобы убрать конкурентов её руками. Потому что поддержка и помощь особи из элиты группы значительно облегчает существование и повышает шансы на выживание. Отсюда и лизание задниц начальству.

Но в любом случае, нам нужно воображать себе тех, с кем мы собираемся тягаться или дружить.

Глупо метить в особь, близкую тебе по рангу. Куда выгоднее метить в самого сильного в группе. Или, ещё лучше, самого-самого сильного вообще. По возможности скинуть его или же заручиться его поддержкой, что несомненно выгодно.

А теперь подумайте. Мы пришли к тому, что люди могут представлять себе самого-самого сильного, самого высокоиерархичного индивидуума. Дружба с которым, или, вернее, поклонение которому должно подталкивать его к тому, чтобы нам помогать в вашей жизни. Но не это ли и есть бог?

Я уверен, что так называемый бог – это просто мнимый сверх-высокоранговый индивид. Не об этом ли говорил святой Ансельм Кентерберийский, когда развивал своё априорное доказательство существования бога от возможности помыслить невероятное?

Самое-самое-пресамое, при этом к вам доброе и имеющее возможность совершать целенаправленные действия. Возможно, именно об этом говорил и Фома Аквинский, когда создавал свои доказательства существования бога от степени совершенства и разумности затеи. Святой Фома (и Ансельм) просто таким образом вербализовал заложенный в него эволюцией механизм!

По сути, мы воображаем себе самую-самую пресильную супер-обезьяну в надежде на то, что дружба с ней нам поможет одолеть обезьянок послабее и решить наши беды! Кстати, это косвенно подтверждается антропоморфностью бога и его вполне человеческими качествами.

Но чем больше человек увлекается моделированием событий у себя в голове, а это постоянно происходит вследствие естественного отбора, тем сильнее конкуренция и образ самой сильной обезьяны смещаются в ментальное пространство. Поэтому богу становится даже необязательно существовать в реальности: этой мнимой самой сильной супер-обезьяне достаточно жить в наших ментальных небесах. Что, кстати, чревато тем, что её просто забудут.

И для того, чтобы люди не теряли связь мнимой супер-обезьяны с реальностью, эта обезьяна должна периодически появляться во плоти. Иначе миф о ней не выживет. Но чтобы не замарать свой образ сходством с Homo sapiens, она должна при этом уметь избегать людских слабостей. Иначе это также не будет красивым жизнеспособным мифом о супер-Homo.

Не этим ли продиктован успех легенды об Иисусе, когда бог стал человеком, а потом улетел? Или же мифа об Осирисе, который тоже был был богом в образе человека, но потом пережил-таки смерть? Или же миф о боге Заратустре, который был проповедником, но наделённым сверх-естественной силой? Например, способностью убивать демонов смехом?

Кстати, может показаться странным, почему же единобожеские религии считаются прогрессивнее, чем многобожеские. Однако с эволюционных позиций о ранге всё встаёт на свои места: один главный самый высокоранговый индивид-вожак главнее и привлекательнее, чем кучка неподеливших власть слабаков!

Итак, мы рассмотрели три эволюционных приобретения, на основании которых могла возникнуть религия в качестве побочного продукта. Это заложенный в нас отбором образ главного в иерархии, способность моделировать реальность в собственной голове плюс желание подняться по ранговой лестнице, которое побуждает нас выдумывать самого высокорангового индивида.

Но и это ещё не всё. Есть ещё несколько механизмов, которые могут помогать распространению религии.

Дети не рождаются верующими и получают религию как результат воспитания. Да, они могут хорошо усваивать религиозные уроки (но могут и нет). И это обусловлено тем, что отбор вбил в нас механизм доверия к родителям.

Мы очень часто слепо доверяем родителям. И дело тут в том, что в жизни нашего вида важную роль играет обучение. Мы умеем строить сложные орудия. И успех их применения зависит от эффективности нашего обучения. Поэтому отбор сформировал в детях почти полную доверчивость и учтивость к словам взрослых. Этот механизм и использует религия, чтобы “инсталлироваться” на наши мозги. И иногда это у неё неплохо получается. Мы уже обсуждали, почему.

И, заметьте, все религии стремятся научить детей в раннем возрасте, когда они максимально внемлющи!

Но есть и ещё один важный механизм выживания религии: это то, что я называю психология связок.

Наше сознание построено таким образом, что мы всё время ассоциируем вещи, порой несвязанные между собой. Стоит вам подумать об обеде, как в вашем сознании могут всплыть ложка, кастрюля, стол, пюре с котлетой и чего ещё. На самом деле, все эти предметы никак не связаны между собой. Связь между ними делает наш ум.

Мы мыслим связками. И это помогает нам быстро подгружать из памяти объекты, которые могут касаться темы ваших текущих раздумий или разговоров. Что может быть полезно.

Привычка связывать понятия экономит нам время. Например, поездка на рыбалку. Вы представляете себе наживку, удочки, машину, возможно, водку, нож, что ещё. В общем всё то, что на рыбалку следует взять с собой. Наш мозг придумывает это сходу! И это может быть удобно.

Ещё пример. Разговаривая о еде, вы быстро перечисляете в своём уме всё то, что с ней связываете. Как и ваш собеседник. Это коммуникативный навык, облегчающий общение, за счёт того, что вы ожидаете, что мог бы сказать ваш собеседник. Отчего концентрируете на этом своё внимание и понимаете собеседника лучше. Конечно, у этого механизма есть и побочный эфект: мы связываем несвязанные вещи. Но людям, как социальным существам, важен именно эффект более эффективного общения.

Ну а теперь немного о том, как устроен наш язык. Замечена одна любопытная вещь: люди часто допускают смысловые ошибки. Например, путают тёплое с пушистым, скользкое с ледяным. Рыбу с китом. Блестящее с золотым, и т.д. и т.п. О чём предупреждает нас одна известная пословица. Есть своего рода смысловой дрейф. И этот дрейф, я уверен, также может быть плодом нашей адаптации к словесной коммуникации.

Он позволяет передать желаемую идею без лишних описаний и быстро. Например. Ваш собеседник говорит, что он купил себе пушистую шубу. Сразу понятно, что шуба тёплая. Плюс к тому, она пушистая! То есть, здесь одним словом “пушистый” передано два смысла: шуба имеет густой длинный ворс плюс она хорошо согревает!

Конечно, сложно сказать, в чём же настоящая причина популярности дрейфа смыслов. Это тема для отдельного исследования. Но ясно вот что: это, наряду со связками ассоциаций, играет роль в распространении религии. И вот за счёт чего.

Верующие люди с малых лет приучены ассоциировать добро с религией. И мышление связками ассоциаций заставляет человека связывать религию со всем тем, что он считает добрым. Ну а смысловой дрейф распространяет значение слова “добрый” на многие другие качества вообще. В итоге получается, что люди ассоциируют свою религию с очень многими вещами вокруг себя, как и с самим собой!

Добрый, сильный, мужественный, кроткий, воинственный. Смысл этих слов может варьировать в сознании человека, давая возможность для него привязать себя к своему пониманию религии и найти в ней то, что соотвтетствует ему лучше всего.

Ну а человек, который связывает всё вокруг в одну кучу с богом и собой, естественно, будет защищать идеи религии. Потому что он привязал себя к ним. Ну и будет воспитывать в лоне религии своих детей.

Вот вам и основные эволюционные корни религии: ранг, конкуренция, желание сильного покровителя. Плюс к тому, религия вносится в жизнь человека в очень раннем возрасте. Ну и ассоциируется с самим собой в хорошем ключе, заставляя человека её защищать!

Может сложиться впечатление, что религия – это плод злого замысла. Кто-то очень хорошо изучил наши чаяния, инстинкты и повадки. И выработал очень подходящий для нашего сознания набор вирусных идей, при помощи которых нас удаётся водить за нос. Этот трюк ловко проделывают дяди в платьях и кастрюлях, сплавляя нам воск втридорого!

Но я уверен, что этот кто-то  – это наш старый знакомый естественный отбор. Именно эволюционная потребность людей в религии (читай, в защите супер-обезьяны, пусть даже мнимой) заставляла людей выбирать наиболее удобные приёмы распространения её идеи.

Но сейчас религия уже отжила своё, становясь рудиментом. В наш сытый просвященный век вполне можно обойтись без неё. У нас есть понимание, что же это такое и отчего оно возникло. И я бы не стал тратить собственные деньги из-за реликтовых представлений о мнимой самой высокоранговой особи Homo. К чему и вас призываю.

Мифы СССР

Я не сторонник любой религиозности, будь то вера в бродящих по волнам рождённых без секса мужчин или же магические щупальца Ктулху. Религиозное мышление имеет одну очень гнусную особенность: оно игнорирует факты, но выгораживает мифы.

Настало время поговорить про мифы ещё одной популярной (насколько религия может быть популярной) религии на Руси – религии всевеличия СССР.

Адиозная советская мифология прочно въелась в обывательские мозги. Более того, легла в основу некоторых более поздних мифов отечественной пропаганды. Собственно, неплохо бы её постараться развеять, что я и рискну сделать.

Ну а первый, излюбленный, советский миф, с которого я начну, про то, что…

СССР был самой сильной страной на Земле

Сразу оговорюсь – СССР был могучей страной. Но не самой сильной, заметьте разницу.

“Самая сильная” страна не проигрывает войны, а выигрывает их.

Вот простой вопрос: в чём именно эта самая-самая сила заключалась? В том, что СССР позорно слил холодную войну? В том, что страна проиграла ещё и Афганскую? В том, что проиграла идеологическую и подверглась веяниям сепарации, погибнув в итоге ещё очень молодой? Ведь 69 лет – это не почтенный возраст даже для человека. Тем более, для государства.

СССР не выиграл и научной гонки с Западом. Сравните число Нобелевских премий у России и США.

И допустила бы самая сильная страна массового появления продуктов низкого качества, тем более, с последующим их дефицитом?

Я ещё застал последние годы Совка, когда миф о самой сильной стране был ещё жив. И вот меня даже тогда интересовало, почему в самой сильной стране были проблемы с товарами продовольствия? Что их, нельзя отвоевать у “зажравшихся буржуев”? Даже я, будучи ребёнком, хорошо осознал слово “дефицитный”. Почему за конфетами надо было ехать в центр города или к знакомым продавцам? Почему импортная техника вызывала настоящий ажиотаж и была предметом глубочайшей зависти? Разве всесильная страна допустила бы такое?

Важно не то, что у СССР были моменты сытой жизни. Важно то, что же произошло на закате СССР, на итоговом рубеже его существования, в стадию развитого социализма. То, к чему страна пришла в своём итоге .

Вот вам несколько ностальгических фотографий. Отсюда. И отсюда.1101422_original

Фактически, это драка за еду.75184ca16f6283188571952a4158cc0a

Что тут ещё поделать, как не выпить с горя. Хотя, спиртное сперва надо было достать.

6f74e6b5754ddcdd5151c9cd3ba54312

И вы действительно считаете, что Союз, потерпев столько поражений, доведя своих граждан до нищеты и погибнув в конечном счёте, самая сильная страна? Если СССР и был могущественной державой, то ему явно не хватило сил сохранить своё могущество. А это уже говорит о том, что самой могущественной страной Союз не был…

Следующий миф связан с нашими врагами. Советы всегда обличали их.

Запад – это наш враг. Они хотят нашей смерти, нашей гибели.

Довольно подло ругать вашего соперника по рингу после боя, который вы проиграли, и обвинять его в желании вас побить. А вы сами выходили туда, чтобы что, побеседовать за чашечкой чая?

Да, Запад победил СССР и вызвал его смерть. Но не то же самое сделал бы СССР, если бы в (холодной) войне победил он? Я уверен, что да; особенно в свете заявлений Н.С. Хрущёва о том, чтобы показать “им” пресловутую “кузькину мать”.

Кстати, Запад – это, скорее, наш заклятый партнёр. Именно запад является нашим важнейшим импортёром идей. Как научных, так и культурных; про так называемую русскую культуру уже сказано отдельно.

В России до XVIII столетия не было собственных учёных. Поэтому даже то, с чем работали блестящие русские учёные последующих веков, было основано на работах их иностранных коллег.

Импорт – старая русская традиция. Я думаю, куда полезнее было бы не воевать с Западом, а бсотрудничать. Причём как нам, так и им!

Кстати. Запад – это страны развитого производства, и им нужны рынки сбыта своей продукции. Так вот. Развитая, богатая и дружественная Россия с высокой покупательной способностью её граждан гораздо выгоднее Европе и США, чем нищее, закрытое  милитаризованное государство у себя под боком, которое, к тому же, угрожает превратить их в “кузькину мать”. И, знаете, торговля с Западом может не противоречить коммунизму. Возьмите, к примеру, Китай.

Хотя, парторги смотрели на этот вопрос иначе. Ну какое там сотрудничество с Западом!?! Ну как можно работать с идеологическими врагами, ведь…

Общество Запада – это общество потребления. На Западе живут потребители. Они не способны трудиться за идеи; только ради собственной корысти.

Когда я слышу про критику потребительства, я сразу хочу спросить следующее. А вы что, воздухом питаетесь? Каждый человек нуждается в еде, а ещё одежде, комфортном доме, и так далее. Но только лицемерные верующие любят говорить о том, что им куда важнее “духовная пища”. Которую они, почему-то, не готовы променять на материальную…

Так вот, касаемо потребительства “тут” и “там” и готовность работать за идею. Биология советского человека в корне отличается от несоветского, так что у первого отсутствует корысть?  И чем, кстати, собственная корысть – не идея?

Не побоюсь повторить ещё раз эту сермяжную правду: все люди – потребители. Мы питаемся далеко не за счёт фотосинтеза, но даже если бы это было и так, нам всё-равно бы пришлось потреблять воду, диоксид углерода и фотоны определённого диапазона энергий.

Даже выстаивающие в церкви часами высокодуховные отказывающиеся от мирского старушонки, придя домой, уплетают обед за обе щеки. И очень ворчат, если обеда показалось мало.

Человек не может обойтись продолжительное время без одежды, воды и еды, увы. И, более того, по своей природе стремится приумножить запасы всего этого и в лучшем качестве.

Советский Союз предлагал своим гражданам продукты потребления, но не всегда качественные. Про это мы ещё поговорим, ну а сейчас я бы спросил у вас следующее.

Если есть два продукта одной категории, но разной привлекательности по качеству, то зачем отказываться от более привлекательного для вас в пользу менее привлекательного? Зачем брать говно, когда есть хорошее?

Есть удобнейшие кожаные кроссовки Adidas и есть неудобнейшие от Скорохода или какой-нибудь Мособуви. Что бы вы выбрали? Если советское, то я бы удивлённо спросил вас, а вы и вправду готовы терпеть неудобство ради идей, причём далеко не ваших? Но это же извращение в ущерб себе!

К слову, идеологи Совка, будь то парторги, председатели горкомов и обкомов, не говоря уже про деятелей из КГБ, ни в коем случае не допускали такого извращения и не отказывали себе в хорошем. В дорогих вещах, импортных в т. ч., спецпайках, квартирах в котирующихся районах, Волгах и Мерседесах, и так далее. А это значит, что пропагандированные ими рассказы о вреде потребления – не более чем лицемерные притчи, на которые они сами хотели чхать.

Хорошо хоть, что партийцам СССР приходило в голову скрывать своё особенное материальное положение. В отличие от сегодняшних госидеологов, смело и нагло рассекающих на Роллсах и скупающих недвигу во Франции, даже не особо опасаясь огласки или запретов заграничного имущества.

Распространение идей о вреде потребительства в пропаганде СССР было обусловлено лишь тем, что режим Союза был не в состоянии обеспечить качественными и доступными товарами всех желающих. Это была особая привилегия представителей власти. Что, кстати, ничем не лучше барства.

Может быть, в СССР и делались качественные товары. Проблема в том, что их было мало, и стоили они очень дорого. Помните, кстати, сколько стоила видеодвойка в СССР? Вот вам цена на видеомагнитофон. А вот – на маленький телевизор. В сумме ощутимо больше, чем машина. СССР не мог делать товары для всех и недорого, что, кстати, и есть кредо общества потребления.

Заметьте, как советская пропаганда извращает роли. Это не мы не в состоянии производить много и дёшего. Это у нас обществу столько не надо – оно же не как на Западе!!

А теперь про работу самоотверженно за идею. Поразительно, но это возможно и “там”. Прочтите поразительную историю создания одного калькулятора в Apple.

Злые языки на счёт этой истории поговаривают, что герой статьи работал за идею собственной рекламы за счёт крупной фирмы. Ну раз я бесплатно могу такое написать, то вы только подумайте, что я сделать могу за хорошую ЗП!?!

Точно так же и труд на благо Родины мог быть попыткой пробиться в компартию поближе к лучшей, чем пролетарская, доле…

Кстати, сама идея работы за идею и отказа от хороших товаров была и есть очень выгодна совковому государству. Это даёт идеологическую основу для низкооплачиваемого труда.

Представьте, что человек работает не за хорошие деньги, а за идейное спасибо. То есть, фактически за бесценок. Экономия! При этом, правда, не всегда делая качественные товары.

Собственно, следующий миф и будет этому посвящен.

Советская техника была самой надёжной в мире. А на западе делали “однодневки” – всё западное ломалось очень быстро

Не побоюсь сделать на этом акцент ещё раз, но так называемый Ноmо sapiens – существо собственническое. И его так называемая работа за идею продиктована лишь тем, что он желает получить в своё обладание что-нибудь, например, славу героя труда или бескорыстного деятеля, что может быть очень важно для резюме. Или какие-либо аттрибуты социального признания, в конечном счёте не важно, что именно. Важно то, что всё это обязательно продиктовано представлениями о выгоде.

Я не говорю, что собственничество – это плохо. Это вполне нормально. Вопрос только в том, насколько стратегичны расчёты такого собственника и что они ставят своей конечной целью. Желание украсть сто долларов выглядит куда тупее, чем стратегия построения собственного дела, основанного на всеобщем доверии.

Мы произошли от приматов, живших небольшими группами в саваннах. И эти группы строго конкурировали между собой за территорию, питание, источники воды. Отсюда и представление о собственности и частной территории, которое вложил в нас не хитрый кукловод-капиталист, а естественный отбор.

Итак, все собственники и работают за что-то. Но рано или поздно нашему абстрактному человеку надоест работать ради славы героя труда или идеи мнимого светлого будущего. Да, нельзя операться на мнимое долго, стимулируя работу. Нельзя постоянно кормить работников виртуальной поддержкой в виде обещаний хорошо когда-то потом. Куда как приятнее получать им реальные денежные стимулы, которые можно отоварить.

А зарплата инженера, человека с образованием, в СССР была около 90 рублей. Не такие уж и большие деньги. Особенно, если вспомнить, сколько же стоила бытовая техника.

Стимул работы за идею при низкой ЗП довольно быстро изжил себя. Ну а можно ли расчитывать на качественные товары тогда, когда у работников, их делающих, нет никакого надежного стимула стараться их делать хорошо? Вот, кстати, про советские разработки для людей прочитайте.

Плюс к тому, у производителей были стремления пропихнуть свои ошибки через ОТК, потому что надо было сдать план.

Ну а самые лучшие детали люди ещё и тащили себе, потому что “ты здесь хозяин, а не гость; тащи с работы каждый гвоздь!”

Воровство на работе, необходимость выполнять план при незначительных стимулах это делать. Низкие ЗП. Могло ли это стать условием эффективного производства и появления особо-качественных продуктов!?

В моём детстве был цветной телевизор “Радуга”. И он постоянно ломался. Раз в полгода точно. Сколько раз мы вызывали мастеров или вообще возили девайса в телеателье… Я сбился со счёту.

И не только телевизор. Магнитофон, который у нас был, тоже довольно часто ломался. Его тоже часто чинили. И, самое главное, нельзя было купить новый, потому что он стоил пару месячных зарплат.

Фактически, в СССР было распространено очень дорогое малоэффективное производство, во многом ручное, медленное. С низкой мотивацией сотрудников. Вероятность брака при таком способе производства высока – пресловутый человеческий фактор.

И с этих позиций, я совершенно не верю в особое качество советских товаров.

Но даже если про советскую бытовую технику и можно сказать что-либо хорошее, то это никак не должно вас удивлять: вспомните, скольких денег она стоила.

Ну а теперь про западное. Компьютер, с которого написана большая часть моих постов, – это блок на базе Пентиума 4 с частотой 2666 МГц. Он был выпущен в 2002 году! Мало того, что за свои 13 лет он не сломался ни разу (систему, правда, переставлял не раз), так он готов работать и дальше. И такого компьютера вполне хватает на музыку, фильмы, текст и многое другое. Да что там мой компьютер? Вон, у знакомого вообще гроб с первым Пентиумом-200 в строю, в качестве печатной машинки. Ну а ещё я пользуюсь телефоном 2007 года. Он жив до сих пор. Вот вам и западная техника-“однодневка”.

Ещё один миф про общество  потребителей.

Общество потребителей навязывает свои ценности за счёт интенсивной рекламы, маркетинга, чем держит людей в постоянном стрессе.

Сложно обвинять в стрессе рекламу; я думаю, стресс вызван не ей, а реакцией на неё.

Если вы чётко знаете, что вам нужно, а что – нет, вы просто не будете особо обращать внимание на рекламу. В одном случае, она вам не нужна, в другом – вы с ней уже солидарны, и её предложения на вас не повлияют.

Реклама завоёвывает внимание только тогда, когда у вас есть неуверенность в собственных желаниях.

Например, в вас есть раскол: одна часть вас хочет свеженький Айфон. Другая утверждает, что Эппл – говно для геев. И когда вы видите рекламу Айфона, этот внутренний конфликт усугубляется. Сталкиваться с собственной внутренней конфликтностью, нецелостностью и противоречивостью – чувство не из приятных, надо полагать. Отсюда и может появляться этот стресс.

Но стресс, который вы испытываете, имеет своей причиной не телефон и его рекламу, но лишь ваше неумение делать выбор быстро. И обвинять в этом надо себя. Реклама не виновата в том, что вы не умеете не сомневаться и не знаете, что вам нужно.

Это типичный перенос ответственности с себя. Следуя такой порочной логике, можно вообще начать оправдывать насильников, потому что это их жертва надела мини-юбку. Террористов, потому что это неверные сделали рисунки, и так далее.

В СССР почти не было рекламы, потому что не было нужного количества товаров, а не потому, что у нас такая добрая страна.

Всё это довольно гнусные оправдания. Но именно к таким и прибегала пропаганда СССР. На чём и погорела.

Но у патриотов на это в рукаве найдётся крупная карта: советская оборонка. Следующий миф.

Советская армия была самой оснащённой и сильной в мире. Советская военная техника – сверх-качественная и лучшая в мире.

Очень странно было бы, если бы советская военная техника была бы некачественной, потому что на её производство были брошены колоссальные ресурсы всей страны и её лучшие умы. Можно сказать, что весь СССР был таким огромным военным комбинатом. Но всё-таки я бы не стал говорить, что американская или же немецкая военная техника была хуже. Знаете, там тоже не дураки сидят.

Кстати, у нас вряд ли есть возможность практически убедиться пресловутом качестве советской военной техники в независимом тестировании. Потому что она недоступна для внешних проверок и секретна в той или иной степени.

Но даже если и согласиться с пропагандистской идеей об особом качестве советского оружия, то оно едва ли может быть основано на том, что инженеры работали за идеи Ленина. Но на том, что их труд просто очень хорошо финансировался.

Однако не надо забывать, что армия – это не только техника, но и личный состав.

В СССР не было профессиональной армии. Служба была обязательной.

Воинская обязанность – это одна из пережиточных форм повинностей. Это значит, что почти всех молодых людей, вне зависимости от их желаний, стремлений или склонностей и так далее, обязывали тратить до двух лучших лет своей жизни на то, что они, возможно, не очень и жаловали.

По сути, служба в армии – это идеологическая подготовка. В большей степени, чем военная, ведь за 2 года очень сложно изучить даже азы военного искусства с его тактикой, стратегией, матобеспечением, специальными знаниями и так далее. Даже на уровне для рядового.

По сути, служба в армии делала высокоидеологизированных солдат, далеко не всегда обладавшими навыками современного боя.

Также не стоит забывать, во что стала выливаться идеологическая обработка солдат на закате Союза: бардак, пресловутая дедовщина и землячество.

В конце концов, всё это буквально затопило армию. И я не думаю, что она стала от этого более боеспособной.

Конечно, лучше рассуждать о боеспособности армии, исходя не из  теоретических выкладок или громких отчётов пропаганды. Есть куда как более верный способ проверки – экспериментальный. И он лишь подтверджает мои слова о пониженной боеспособности, увы

Если посмотреть на армию СССР в деле, а у нас была такая возможность не столь давно, то мы увидим подлинные мышцы СА, которые могут показаться патриотам не таким уж тугими и рельефными.

СССР проиграл Афганскую войну. А затем и наследница советской армии проиграла обе Чеченских. И сейчас человек, который убил первого русского в свои 16 лет, обнимается с Луноликим и получает от него сумасшедшие дотации. Так о какой самой сильной армии в мире можно говорить, если мы не видим результатов её силы на практике?

С этими поражениями связано появление контр-идеологических ростков, например, известного движения солдатских матерей. Которое проповедовало невиданные в СССР права человека. И это есть цель нападок следующего мифа.

Права человека – это злое лицемерное западное изобретение, направленное на подрыв наших устоев.

Права у человека возникают тогда, когда возникает государство. Но права человека далеко не в каждом государстве всегда вас могут устроить.

В государстве Мтумба-Юмба у вас есть право быть съеденным вождём или быть казнённым за непочтение к священному бегемоту и Аллаху. В США у вас есть право быть выдворенным, если вы не подтверждаете своё гражданство или у вас нет визы, и так далее.

Те или иные права человека есть в любом государстве с самого момента его возникновения. В том числе они были и в СССР. Но критика “прав человека” в СССР была нацелена на конкретно либеральные права и следующие из них свободы. А это свобода слова, свобода совести, свобода выбора, свобода перемещения, право частной собственности, право конфиденциальности, неприкосновенности личности, право презумпции невиновности и так далее.

Это может быть понятно, потому что режим в СССР был основан на таких вещах, как тоталитаризм, читай, возможности для государства лезть в вашу частную жизнь, рабство, ограниченной частной собственности, отсутствии выборов и так далее. Поэтому было бы удивительно в СССР одобрять либеральные идеи, так как они действительно подрывали устои советского режима – режима огромной коммуналки с шикующим управдомом.

Однако устои СССР вряд-ли можно назвать человеческими. Это можно понять, просто обратив внимание на зоологию человека. Ещё раз скажу, что человек – это хищное территориальное животное с инстинктом собственности, конкуренции, выгоды, неподчинения. Нам (вернее, нашему воспитанию) может это не нравится, но от этого оно не становится ложью. И отказ от своих инстинктов – это вовсе не переход на новый уровень существования. Это ущемление человека в его сути.

Человеку инстинктивно нравится иметь собственность, быть в безопасности, иметь собственную территорию, выражать своё мнение без страха. А в Совке частная собственность была объектом критики. Как и гласность. По сути, большая часть населения СССР была юнитами империи.

Запрет либеральных прав привёл к тому, что они стали просто более востребованными. Сработал принцип запретного плода. Я думаю, именно это в итоге и погубило СССР.

Если на ногах русские ботинки, все в дырках… А импортные нельзя, потому что “продашь Родину”. То тогда невольно начинаешь задумываться о том, чтобы послать подальше такую Родину.

Режим проповедовал отказ от своих интересов в интересах режима. Но, спрашивается, зачем вам нужен режим, если его приоритеты заведомо ставятся выше ваших?

Меня откровенно удивляют люди, которые ратуют за отказ от “прав человека”. Это те, кто декларирует ограничение прав и свобод для себя и своих близких. Не представляю, как можно ратовать за ограничение свободы собственной жизни и жизни окружающих. Чего хорошего в самоущемлении?

Запрет на частную собственность, кстати, возымел свой обратный эффект в виде совершенно грабительской приватизации 90-х. Люди, соскучившиеся по частной собственности, буквально грабили экс-государственное. Причём некоторые – в совершенно аховых количествах. Ну и вылилось это в то, что мы называем современной русской олигархией.

Но многим режим СССР был и есть очень мил. Потому, что…

 СССР был социальным государством. Людям давали квартиры, машины, землю, и так далее.

Слово “блат” имеет советское поисхождение. И вот в каких условиях оно возникло.

Дело в том, что многое в СССР было дефицитным или требовало стояния в долгих, подчас многолетних, очередях. Так вот блат и был тем самым способом, чтобы существенно сократить очередь и достать желаемое.

По сути, у советского человека был выбор: стоять много лет в очереди, чтобы получить жильё (или НЕ получить), причём не всегда там, где ты желаешь. Или же платить крупную взятку, чтобы получить его скорее.

Да что там жильё. Куда как более мелкие услуги тоже требовали знакомств. Попасть на приём к хорошему специалисту, достать нужное лекарство через знакомую из аптеки, вырезку у продавщицы хорошей своей взять и в том же духе.

Социальное государство только на словах было таким социальным. На практике это выливалось в теневую экономику с её блатом и взятками.

Нынешние условия с приобретением жилья, как-никак, всё-же лучше. Во-первых, для того, чтобы купить себе дом в желаемом месте, вовсе необязательно отстаивать в очередях, давать взятки и потом меняться. Я думаю, любой дееспособный молодой человек вполне может заработать себе на квартиру, благо, сумма в пару миллионов рублей не является такой уж запредельной.

Имея деньги и возможность свободного перемещения чрез границы, можно потребовать себе то, что больше удоволетворяет вашему вкусу. Однако в советское время нельзя было требовать, особенно, если требуемое было якобы бесплатным. “Страна тебе всё даром даёт, а ты ещё тут что-то вякаешь!” – вот типичный ответ коллективного режимного работника на робкие сомнения граждан в качестве предлагаемых товаров или услуг.

СССР был не таким уж и социальным государством. Это была страна блатных сделок и взяток, особенно в поздние годы развитого социализма.

Миф о социальности СССР имеет особую живучесть в наши дни. И вот почему. Сейчас социальное обеспечение, будь то организация здравоохранения, обеспечение пенсиями, зарплатами бютжетников (учителей, например) и так далее, много хуже, чем это было в СССР. Но дело тут не в том, что СССР был государством с высочайшим уровнем соцобеспечения, а в том, что просто нынешняя власть в России не умеет решать общественные задачи. И делает многое из рук вон плохо.

За более чем 15 лет пребывания Путина в Кремле страна так и не отделалась от нефтяной зависимости и не развила конкурентноспособное производство, честно став отсталой. Вот, например, это прочитайте.

Обвалилась нефть, пенсии заморозили и зарплаты урезали. А многих бютжетных сотрудников вообще поувольняли. Вот вам и итог работы советского управленца.

Конечно, СССР можно долго ругать. Но несмотря на это, он был могучей страной. Могучей, но не всесильной. В СССР была достаточно сильная наука. К сожалению, у нас в 10 раз меньше нобелевских премий, чем у США, Однако это не помешало Союзу запустить первый искусственный спутник, первого человека в космос, первого робота на луну, первого орбитального беспилотного робота, и многое другое. К слову, причина этих успехов – это даже не преданность идеям Ленина, а очень хорошее матобеспечение научных работников. Можно сказать очень много тёплых слов в адрес советского искусства. Да и образование в СССР было таким, что детям не рассказывали поповские сказки или байки про торсионные поля.

В общем, СССР был большой сильной империей. Сверхдержавой. И, я думаю, главный фактор, который её обрушил, – это, как ни странно, её идеология.

То, что считалось главной духовной скрепой времён Союза, удивительным образом подорвало страну. Это и будет предметом последнего на сегодня мифа.

СССР держался на идеологии. Не стало идеологии, не стало и СССР.

Поразительно, насколько государственные идеологи, будь то попы или парторги, упорно игнорируют пропасть между объектами их веры и реальностью их существования. Будь то бог, рай или светлое будущее. Свои возможные сомнения в этом расхождении они стараются заглушить повышенным “веры”, читай, усилением насаждения культа идеологии по стране, наивно полагая, что воображаемое может начать пересекаться с реальным с увеличением числа тех, кто в это якобы “верит”. Но в результате этих насаждений разрыв только усугубляется, потому что пропаганда сказок вызывает естественное их отторжение. Получается порочный замкнутый круг, в результате которого идеология в конечном счёте неизбежно гибнет, и обеспечивающий её режим вместе с ней.

Это всё равно что штопать дырявый презерватив. Каждый стежок образует ещё больше новых дырок.

Режимный культ живёт насаждением самого себя, которое его губит, и режим, чувствуя гибель, начинает насаждать свой культ ещё больше…

Практика показывает, что любая государственная идеология в России не может хоть сколько-то прожить без вещей вроде уголовных запретов критики, КГБ, арестов, дубин, политзеков и ГУЛАГа, оборзевших ментов, оружия, плёток, солдатских сапогов и стукачей. Что, в итоге,  всё-равно её не спасало.

Так было с православием. В царской России крещение было обязательным до 1906 года. А богохульство было уголовно-наказуемым. Поэтому все, кто стрелял в Зимний, бросал попов с колоколен, жег иконы и бил своих (экс-)единоверцев в 1917 году, были люди воцерковлённые, крещёные, причищённые, замоленные. И никакая духовность не спасла царя от гибели, несмотря на настоящую ажиотацию черносотенцев перед Октябрём и “боже царя храни”. Не сохранил всеслышащий милостивый боже.

Эксперимент по внедрению православия в России закончился полным провалом.

В СССР перешли на новую идеологию, поразительно напоминавшую старую. В итоге эксперимент по превращению советских людей в слитое коммунальное сообщество закончился полным крахом 90-х. Но сколько человеческих жизней было загублено в ГУЛАГе в попытках привить новую религию! Кстати, куда как рациональнее было использовать этот заморенный в тюрьмах человеческий ресурс не на внедрение в его ткани кусков свинца, а на создание, скажем, новых технологий или экономических институтов. Сложно даже представить, как бы сильно от этого выиграл СССР. Но в СССР не умели использовать людей, принося их в жертву мифам казённой религии.

Госидеология в России не умеет не разрушать саму-себя. Это было. Есть. И будет.

Государственная идеология в России обязательно терпит поражения. Мы не раз убеждались в этом на исторических уроках.

Большая ошибка госидеологов в том, что они стараются заменить работу естественного отбора идей своей собственной. Да-да, воззрения общества эволюционируют согласно механизму, напоминающему дарвиновский, а не указам Путина или партии. Я уже писал об этом. И чем больше общество ограничивают в развитии, тем сильнее оно отстаёт от прогресса. И тем сильнее оно отторгает насаждаемые ему идеи.

Как мы уже выяснили, культ отторгается с его насаждением, потому что далеко не все готовы верить в сказки. И ещё отторжение культа неминуемо приводит к повышению его насаждения. И тут стоит вспомнить про экономическую составляющую такого повышения. Для своего поддержания культ нуждается в воистину колоссальных  затратах. Будь то войны для величия, тотальная пропаганда, возведение монументальных памятников по всей стране, будь то гигантские храмы или статуи Ленина, всеобщая цензура, и так далее.

Количество ресурсов в стране ограничено. И начиная с определённого момента времени их может перестать хватать на поддержание культа и его полицию мыслей. Тогда и начинается революция.

Плюс к тому, культ может отнимать ресурсы от всего остального. От образования, науки, искусства, социального обеспечения, и так далее, что только усугубит деградацию страны.

Некоторый успех СССР был во многом обусловлен тем, что его культ проповедовал милитаризацию, развитие оборонной промышленности и, как следствие, необходимую для её развития науку. Рост образования и науки – это был действительно важный для прогресса страны побочный продукт идеологи. Но даже он не спас СССР от распада и вызвал массовую эммиграцию ученых.

Кстати, в нынешней России опять пытаются привить православие. Провальность подобных проектов уже показала себя на деле. Но, главное, православие НЕ ИМЕЕТ важных побочных факторов прогресса общества, которое имел культ СССР в виде науки. Поэтому, я уверен, плачевные результаты нынешней поповской пропаганды мы увидим весьма и весьма скоро.

И в заключение. Любая основанная на вере идеология неизбежно гибнет, какой бы хорошей ни была породившая её страна. А развенчание мифов – это не путь к её погибели. Это путь к действительно новому обществу без тоталитарной лживой идеологии. В защиту идеалов которой рука коллективного государственного зомби всегда готова достать из кармана нож и порезать им всё хорошее и новое.

Немного о поповской риторике.

Допустим, золушкославие обрело неслыханную популярность в этой стране. В главном храме страны выставлена реликвенная святая туфелька, детям с молодых соплей упорно рассказывают о том, что нет овоща святее тыквы. Президент публично целует тыквенные семечки, главный поп с ног до головы украшает себя маленькими сушеными тыквами и ездит по столице на большой карете, усугубляя и без того немалые пробки. Многие города изображают на своих гербах чудо-тыкву. А в день тыквенного преображения тысячи прихожан со слезами радости на своих перевозбужденных лицах с криками молятся о чуде.

Но даже в условиях засилия религии Золушек обязательно найдутся те, кто справедливо усомнится в чудотворности тыкв. Некоторые из таких смельчаков осмелились даже сказать об этом кукумбо-пастырям. И вот что можно было бы услышать от попов в ответ на это.

  • Вы – западный агент, присланный, чтобы разрушить наши традиции и ценности. Передайте Госдепу, что его план не пройдёт
  • В мире всё так сложно! Всё очень сложно, очень-очень сложно. Мы многого ещё не понимаем, так что не надо тут критиковать чудо Святой Тыквы.
  • Ваша наука ещё не опровергла, что тыквы умеют превращаться в кареты!
  • Разум может помыслить лишь сущее. Святость и чудотворность тыкв мыслима. Значит, она существует в бытие.
  • Наука даже не в состоянии объяснить происхождение человека и природы, не говоря уже о святости тыквы.
  • Вы посмотрите только, какие люди веруют во Святочудотворную Тыкву! Президент верит в Чудо Тыквы. Великий композитор Ян Кукумбер исповедует чудотворность Тыквы. Глава Академии Наук И. А. Огурцов солидарен с отношением к святыне. А вы кто такой? Кто вы такой, чтобы так говорить?
  • О Небо! О Боже! Господи превеликий! Прости нас грешных! Пресвятая Золушка! Помилуй, исцели и спаси грешного на заблудшем пути его. Да поможет вам тыквенное семя и свет туфельки Ея! Изыди, изыди, из вас нечистый!
  • Так, ваши документы, пожалуйста!
  • Святая Тыква – это наша старая традиция, это важнейшая часть нашей истории. Это то, что считали нашей святыней наши деды и матери! Как вам не стыдно! Вы – настоящий кощунник и провокатор.
  • Недавно в храме Четырёхгранного Тыквенного Семени произошло Чудо: больной ребёнок после челования косточки тыквенной исцелился от недуга! Вы мало знаете фактов!

И ещё одна. Наука давно доказала чудотворность тыкв.

И ещё одна. Вы тут глумитесь, в тыкву вам не верится. Вы бы лучше к доктору сходили.

Золушкославие-тыквославие с поразительной ловкостью сепарирует людей на две группы: те, кто падает перед тыквой на коленки и те, кто с недоумением посткивает по макушке “тыквы” им в ответ.

Доказательства существования бога

Я откровенно не понимаю, зачем же верующие стараются ДОКАЗАТЬ существование бога, ведь они в него ВЕРЯТ (тут делается жест средними и указательными пальцами обеих рук в стиле Доктора Зло). Тем не менее, поиск доказательств бытия божия будоражит богословские умы вот уже многие столетия, вплоть до настоящего времени.

Возможная цель этих построений – убедить потенциальных клиентов церкви отдавать свои денарии (пфеннинги, а также грошены, рубли и гривны) в обмен на кусочки воска во имя Великого, Вечного и Всевышнего™.

Но стоит только присмотреться к этим доказательствам получше, как мы обнаружим их явную несостоятельнось.

Небезызвестный Ричард Докинз посвятил доказательствам существования бога целую главу своей замечательной книги “Бог как иллюзия“. Я вряд-ли смогу рассказать о том, о чем рассказывает Ричард, лучше него, но я бы сделал некоторые дополнения и рассмотрел бы другие популярные “доказательства”.

И первое, на что я хочу обратить ваше внимание, это…

Доказательства от бесконечности. Под этим заголовком объединяются несколько разных по своей идее “доказательств”, однако их объединяет то, что все они аппелируют к одному – к бесконечности Вселенной. Рассмотрим их.

* “Раз Вселенная бесконечна, то в ней наверняка найдется место для бога.” Способ, с которого я начну, основан на некорректном использовании Закона больших чисел. Идея этого способа заключается в том, что раз Вселенная бесконечно большая, то вероятность того, что где-нибудь в ней найдётся что-нибудь почти невероятное, например, бог, стремится к единице! Где-нибудь да он может быть, раз она такая большая!

Этот аргумент может показаться интуитивно понятным, но в нём есть явные слабые места. Начнём с того, что это один из примеров порочного аргументирования на основании неизученного. Однако богофилы не замечают не только этого, но и очевидной возможности использовать этот приём против них самих.

Никто не запрещает применить аналогичное рассуждение по отношению к Трансформерам, Звёздным Войнам или Светлячку. Вообще к существованию чего угодно, например, орбитального кофейника, Летающего Макаронного Монстра и даже… антибога! Ничто не запрещает применить этот приём не только к предметам, но и к процессам. Например к аннигиляции. Аннигиляции бога антибогом (с образованием очередного большого взрыва)! Заметьте, каждое из них “может быть”. И когда вы слышите, что Вселенная бесконечна, а значит, в ней найдётся место для всего, включая даже бога, можно добавить, что тогда оно найдётся и для антибога и для аннигиляции антибога богом! А значит, бога может и не быть!

Если существует мост, соединяющий мыслимое с реальностью, то тогда нам надо опасаться захвата нашей Земли новыми ситхами, если не протоссами. Если же нет, то нет, и тогда не верить в материальность мыслимого справедливо.

* Второй же способ вводит идею божественного творца. Часовщик создал часы. Художник – картину. Очевидно, что создатель должен быть сложнее создаваемого: устройство человека сложнее, чем устройство часов или полотна с красками. Из этого делается вывод, что бесконечно сложную Вселенную мог создать только ещё более “бесконечно сложный” творец, и который и есть бог. Значит, раз есть Вселенная, есть и бог! Как просто!

Если мир кажется вам невероятно сложным (и на этом основании вы не готовы рассматривать его как результат постепенной эволюции), то тогда творец этого мира должен казаться вам ещё более невероятно сложным! Если мир создал бесконечно сложный бог, то кто тогда объяснить возникновение самого бога?! Оно должно быть ещё более невероятным, чем сотворение мира!

Объяснять сложность вселенной более сложным её творцом не очень и умно, потому что это прораждает вопрос о сотворении самого творца. Которое должно быть совершено чем-то ещё более невероятным. Так что разумный творец – это не ответ на вопрос, а его замена на более сложный.

Впрочем, это нисколько не смущает верующих; идея сверх-разумного творца весьма популярна, однако аппелирующих к ней нисколько не смущает и то обстоятельство, что применение её к нерукотворным объектам есть не более чем перенесение человеческих шаблонов мышления на те процессы, к которым эти шаблоны вовсе неприменимы.

Все мы приучены к парадигме причин и следствий. Если каждый из нас делает что-либо, у него всегда есть на это причина, пусть она и не всегда формулируется вербально. Мы приучены, что вещи вокруг нас – это результат разумной задумки нас или наших сородичей. Шкаф создали, чтобы хранить вещи. Выпить воды для того, чтобы не было жажды. Даже маньяк убивает своих жертв зачем-то, пусть его “затем” и покажется нам безумным. Но важно не это, а то, что причина у его действий обязательно есть.

Мы привыкли смотреть на всё через очки причины и следствия. И именно это заставляет нас думать, что какая-то разумная причина может быть вообще у всего! Но предположение о разумной задумке всего вовсе не является обоснованным.

Если вопросы вроде “А зачем камни?” повергают вас в глубокую задумчивость, то, возможно, вы просто не знаете об этом и не можете разглядеть их некорректность.

Кстати, если всё живое создал бог, то кто же тогода создал его? Я очень люблю этот вопрос, он обычно ставит верунов в тупик. Но некоторые верующие находят поразительный ответ. Оказывается, бога никто не создавал! Он не имеет начала и конца. Он существует вне времени. Конечно, это лишь ничем не обоснованная ничего не объясняющая увёртка, но можно поинтересоваться у прибегнувшего к ней о следующем.

Наше бытиё развивается во времени. Развивающееся во времени не может достичь того, что существует вне времени. Значит, наше бытие не пересекается с бытиём божественным и не пересечётся! К чему же тогда все эти попытки приблизиться к богу, тем более при помощи этих наивных тряпочек, свечечек, кусочков булочки с каплями спиртного сиропа, шапочек и плоских картиночек? Раз наше бытиё не пересекается с божественным, то бог непознаваем. Тогда как вы можете быть уверенными в его заветах? Религия выглядит как безнадёжная попытка немого произнести хвалебную речь царю. И, более того, неэффективная, потому что в противном случае все исполнители религиозных ритуалов бы давно бы уже стали святыми! Однако боговеров хватает только не маскарады в определённые дни и на истерики перед иконами. Никаких чудесных исцелений и движений гор. Поэтому религия – туфта, ну а само положение о творце вне времени совершенно неподтверждаемо. И я более чем уверен, ложно. Оно восходит к тем далёким временам, когда человечество ещё не знало об эволюции звёзд, о дарвинизме, ядерном синтезе и многих других важных научных учениях.

Люди привыкли смотреть на свои вещи как на результаты задумок. Иногда эта привычка распространяется и на нерукотворные предметы. Вероятно, именно этот неоправданный перенос шаблонов мышления и побудил Фому Аквинского создать его доказательство от целесообразности.

Кстати, говоря о Фоме Аквинском. Знаменитый средневековый мыслитель создал пять так называемых Доказательств Бытия Божия. И все они поразительно похожи тем, что одинаково используют идею  последовательности.

* Бесконечная последовательность – это и будет третий приём.

Фома Аквинский выдвинул несколько аргументов существования бога. Пожалуй, самый известный из них – это аргумент от степени совершенства. Его можно сформулировать в следующем виде.

Пусть существует некое построение Х, состоящее из определённого числа объектов и связей между ними. Однако возможно существование построения X1, с бОльшим количеством объектов и соединяющих их связей; назовём его более сложным. Но также возможно существование и построения Х2, с ещё большим количеством сордержащихся в нём элементов, ещё более сложного. Существует сравнение и усложнение, значит существует и степень совершенства. Она не ограничена, значит, возможно существование самого-самого бесконечно сложного построения с самым-самым совершенным набором объектов и связей, и такое самое-самое абсолютно сложное построение и есть бог!

“Сложность построения” можно заменить на красоту, совершенство, добродетель, благо и вообще что угодно, что может проявляться в разной степени.

Этот аргумент кажется вполне убедительным, однако есть не один способ подорвать его состоятельность. Следует учитывать, что этот приём может работать как в противоположном, так и в обратном от бога направлении. Противоположное направление – это антагонисты “хорошего”: зло вместо добра, уродство вместо красоты и т.д. И аргумент тоже работает! Допустим, есть зло. Но возможно и большее зло. А значит, возможно и самое злое-презлое зло. И оно тоже является богом? “Дьяволом!” – ожидаемый ответ находчивого боговера. Хорошо. Тогда в чём принципиальная разница между одним и другим абсолютом? Подобие их генерации косвенно указывает на крамольную идею о равноправии дьявола и бога, что боговерам далеко не на руку.

Представьте, что есть маленькие носки с запахом. Но возможно существование бОльших носков и с бОльшим запахом! Чем тогда являются самые-пресамые огромные и абсолютно совершенно-пахучие носки? Очень убедительный аргумент!

Но самое любопытное начинается, если применить его в обратном от бога направлении, когда мы идём не от конечного объекта к абсолюту, а от абсолюта к конечному объекту. Очевидно, что в этом случае происходит ухудшение.

Допустим, абсолют – это самое-самое-пресамое совершенное. Однако существует и менее совершенное. Очевидно, что для выполнения этого должен существовать некий источник ухудшения. Но что же могло бы являеться таким источником?

Рассмотрим гипотетическую точку совершенности, находящуюся вблизи абсолюта. Это ещё не абсолютное совершенство, но уже “почти”: близко к нему. Раз совершенство в этой точке ниже, то мы должны предположить, что вблизи абсолюта уже должен быть источник ухудшения. Но что может быть источником ухудшения рядом с абсолютом? Ничего другого не остаётся, как то, что это сам абсолют!

А из этого следует, что абсолют не является единым, непротиворечивым и с единой волей. А не противоречит ли это Библии? Есть и другой вариант: абсолюта попросту может и не быть!

То есть, доказательство от степени совершенства не доказывает ровным счётом ничего, если не опровергает существование бога.

А теперь перейдём к ещё одному способу.

* Мы знаем не всё. Идея этого способа основана на том, что раз Вселенная бесконечна, то мы не можем знать о ней всё. А раз мы не знаем всё, то откуда мы знаем, что известное нам является именно тем, что нам известно, и наше знание НЕ есть ложно? Ну а раз оно ложно, то из этого делается вывод о том, что мир непознаваем. Ну а раз он непознаваем, то, значит, всё научное знание есть не более чем вопрос веры. Мы можем только верить, и свойство верить заложил в нас (главный протагонист веры) – бог. Раз мы верим, значит, бог – есть!

Звучит даже убедительно, если бы не одно “но”. Нам предлагают поверить в бога не потому, что есть факты, подтверждающие его существование, а потому, что мы чего-то не знаем! Перед нами очередное пустое “доказательство” на основании неизведанного!

А ещё стоит упомянуть о том, что неполное не есть ложное. Например, вы читаете книгу с лупой. Вы видите неполную страницу. Однако из этого не следует, что видимые вами буквы суть обман зрения!

Помимо того, что этот приём основан на аргументации от неизвестного, он ещё совершенно безосновательно постулирует наличие какого-то источника веры! На основании…веры!

Я бы посмотрел, как бы повели себя те, кто утверждает, что мир вокруг нас – это лишь вера в нашей голове, окажись они перед мчащимся камазом на проезжей части. Бьюсь об заклад, что они не стали бы медитировать, чтобы прогнать эту “дурную мысль” из своей головы, а сделали бы ноги как можно скорее.

Представьте себе попа, который заболел. Как вы думаете, что он выберет для лечения: лекарства или же силу молитвы? Я более чем уверен, что если нашему больному позволить лечится лишь верой в выздоровление, то он не будет сильно благодарен. Совсем другое дело – современная химиотерапия. Почему-то она работает куда вернее, чем заклинания!

Но попы всё равно очень любят вышеописанный приём. Вы говорите, что вода кипит при ста градусах Цельсия при атмосферном давлении! Да вы в это лишь верите. А раз вы в это верите, то, значит, есть и творец, наделивший вас верой! Значит, бог есть! То есть, достаточно сказать, что вода кипит при ста, как вы уже славите бога! Поразительно гнусный манёвр, до которого только богословский ум и мог дойти.

При помощи подобных построений попы пытаются причислить науку к своей епархии в качестве разновидности веры. Я не совсем понимаю, зачем же они так страстно хотят это сделать. Видимо, это желание вырвать у науки пальму первенства наиболее объективного и полного знания.

Странно, конечно, говорить об объективности “знания” попов. С учетом того, что для объективизации этого “знания” им вовсе не нужны доказательства его валидности. Им достаточно лишь их “веры”.

К слову, религия – это злой враг науки, несмотря на все попытки верующих найти точки пересечения. Это выливается не только в негативное отношение к учёным, которое в средние века заканчивалось для последних весьма трагично. Вспомните, сколько выдающихся умов было запытано церковью. Кстати, гнуснейшее расхождение боговерских рассказов о доброте, милости и всепрощении с подчас чрезмерной жестокостью их действий не могло не удостоиться здесь особого упомянания.

Наука строится на подтверждениях; подход религии принципиально иной: она строится на непоколебимой изначальной правоте неких сборников мифов, которые декларируются как священные. О том, что наука вовсе не есть сестра религи, я уже рассказывал в статье про церковные мифы.

Сложность всего – это та самая дымка, за которой верующие очень любят прятать явную бредовость своих любимых сказок. Мол, всё таак сложно, таак сложно, что всякое возможно. Но эта возможность уже обсуждалась выше.

Сложность построения правильных логических цепочек в боговерском уме нелепо оправдывается сложностью всего. Это просто оправдание своего слабоумия. И именно на почве этого слабоумия и процветает вера в откровения святых и особые иррациональные “знания”, которые они дают.

Кстати, говоря об особом знании верующих, мне приходят на ум рассуждения богословов о тех вопросах, по которым наука уже сказала своё веское слово на сегодняшний день.

Собственно, вот мы и подошли к ещё одному “доказательству”:

Доказательство от неполноты научного знания.

Выше мы уже обсуждали порочность доказательств на основании неизученного, но это настолько популярно у верующих, что надо бы уделить этому ещё один пункт.

Верующие очень любят ссылаться на то, что наука многого не знает. Мол, научное знание ещё не понимает до конца, что такое энергия, что такое кварки, почему их столько, что заставляет электроны бегать и летать, и так далее. И в том же духе. Мы чего-то не знаем, следовательно, бог – есть!

Стоп. Но если наука действительно не располагает ответами на некоторые вопросы, то почему мы должны сразу отдавать предпочтение религии в поисках ответов на них?

С какой такой стати религия претендует на дополнителя научного знания? Этого не может быть уже потому, что достоверность религиозных положений основывается лишь на вере, но никак не на каких-то подтверждаемых фактах.

Но, может, религия действительно знает какие-то тайны мироздания, до которых учёные со своими пробирками пока не дозрели? Может быть, некое сверх-существо и вправду подсказало и подсказывало верующим, как наиболее преданным ему людям, ответы на некоторые возникающие у них естествознательные вопросы?

У нас есть возможность убедиться в этом, сравнив точки зрения науки и религии.

Существуют подтверждаемые, доказательные положения, по которым религия успела сказать своё всекое словцо.

Первое, что приходит в голову, – это возраст Земли. Многие верующие, начиная с таких видных богословских фигур, как Клемент Александрийсий, апологет христианства, между прочим, как Евсевий Кесарийский и как Отец Церкви Исидор Севильский, уверены, что Земле около ШЕСТИ тысяч лет. Конечно, современное научное знание располагает иными цифрами. Датировки по цирконам из Канады и Австралии прриводят к куда как более солидным значениям. Впрочем, верующие далеко не всегда считают их правдподобными, чему даже была посвящена отдельная заметка.

Если отойти от откровенно грубых пробиблейских естественнонаучных представлений, то мы увидим, что в работах и более поздних богословов описываются не менее примитивные вещи.

Знаменитый теолог преподобный Томас Бернетт в своём труде “Священная история Земли” не только обосновывает библейскую версию мироздания, но и вносит в неё любопытные дополнения. По Бернетту, изначально Земля была идеально круглой. Но потеря её идеально правильной формы с образованием каньонов, пещер и гор – это результат… грехопадения человечества! Довольно красивая легенда, кстати. Но она создавалась не ради красоты повествования, а в качестве объяснительного механизма возникновения рельефа! Во всём виноват грех. Конечно, о чём ещё мог надоумить преподобного его бог!?!

Другой крупный теолог Уильям Уинстон имеет свою точку зрения на происхождения рельефа. Его сформировала комета, вскрывшая глубинные фонтаны. Не побоюсь этого замечания, но это поразительно примитивно. Я ожидал от Всевышнего более изощрённой фантазии.

Вспомните также богословскую критику работ Галилея и других выдающихся учёных, открытия которых мы считаем достоверными с современных позиций. Если бы воззрения церковников совпадали с достоверным знанием, то тогда бы эти учёные не подверглись бы столь яростным идеологическим преследованиям.

Ко всему этому добавьте мнения разных креационистов, антидарвинистов и прочих верующих псевдонаучных деятелей. Кстати, некоторые популярные их аргументы рассматривались ранее.

Как мы видим, знания церкви совершенно не достоверны и стоят лишь того, что они подтверждают полную несостоятельность религии в вопросах мироздания.

Мы рассмотрели достаточно постыдные для религии факты её “особого знания”. Но боговеры хитры, и естественно, придумали хитрую увёртку. Мол, религиозное знание не пересекается с научным, это “особая область”.

Не пересекается! Подумать только! Научное знание оперирует реальным миром. Если религиозное знание не пересекается с научным, то оно не затрагивает этот мир. Зачем в таком случае прибегать к нему для объяснения любых явлений мира?

Представьте, как, кстати, запели бы верующие, если бы их гипотезы и положения нашли неопровержимое научное подтверждение! Тогда песни про отдельную область исчезли бы сами собой. И сам факт применения такой отговорки уже указывает на беззубость религии в познавании нашего бытия.

Я уверен, что наука, рано или поздно, найдёт ответы на многие нерешенные ныне вопросы, как это и случалось раньше. Ну а религии не грозит эволюция: уже две тысячи лет она защищает и будет защищать абсурдные с точки зрения логики догматы о единстве троицы и троичности единства. И ей не остаётся ничего другого, как быть вечным противником научного познания.

Итак, мы рассмотрели некоторые доказательства бытия бога, обнаружив их полную несостоятельность.

В бога можно лишь верить, но свою веру ни в коем случае не следует считать за доказательство его бытия.

Читайте также про мифы церковной пропаганды и про то, как они развенчиваются.

Карикатуры на святых и верующих

Я плохо умею рисовать. Но это не значит, что мне не приходят в голову идеи карикатур. С некоторыми, наиболее мирными, я поделюсь с вами. Надеюсь на ваши способности к визуализации.

  • Вернувшийся воскресший пророк. Святой, обвязанный по самые уши взрывчаткой, говорит: “Так как я святой, то я бессмертный, а, значит, могу убирать невеных по многу раз!”.
  • Головной убор патриарха. На головном уборе патриарха находится крестик. Предлагаю поместить туда вместо просто креста пьедестал, на него поставить золотую статуэтку ПУТина, который в поднятой вверх правой руке держит огромный крест. (Кстати, что бы туда ни ставили, от крестиков хоть до целых храмов, патриархи не становятся святее и полезнее.)
  • Один известный питерский депутат с тяжелым ПГМ сидит за столом, на котором стоят склянки с заспитрованными анатомическими препаратами. Депутат выпил жидкость из одной склянки и, закусывая прочим её содержимым, говорит: “Пью за упокой душ тех, кого грешные учёные не похоронили по христианскому обычаю!”
  • Путин показывает иконе удостоверение майора КГБ и говорит: “Похадатайствуете там, чтобы меня, наконец, приняли в ряды святых!”
  • Инженер Сколково демонстрирует ракету, которая своей верхней частью очень напоминает головной убор патриарха. И говорит, что с такой аэродинамической формой она, по последним данным, лучше полетит к небу.
  • Свиньи надели чалмы и вышли на митинг против каннибализма, потому что уверовали в единого бога и его пророка. О чудо!
  • Антропоморфный автомат Калашникова с ручками и ножками говорит: “Я убил больше всех неверных. Почему меня ещё не причислили к лику святых?”
  • Птица Bomb из Angry Birds в чалме и с автоматом. Говорит: “Аллаху Акбар!”
  • Патриарх протягивает Путину ручку для поцелуя, на что Путин говорит: “Я не целую руки тем, кто младше меня по званию”.
  • Рамзан с букварём в руке улыбается и говорит: “Очень добрая книжка, очэнь люблю такие. И за это Аллах сделал меня академиком!”

 Хватит на сегодня. Если же у вас возникло чувство негодования или агрессии, советую брать в руки не автомат или нож (или корочки), а таблетки феназепама.